Воротилы нефтегазового бизнеса

Приблизительно в это время в моем бюро начали раздаваться звонки от имени воротил нефтегазового бизнеса. Некоторые вкрадчиво спрашивали, не могу ли я убедить отца изменить его взгляды на этот законо­проект; откровенные грубияны говорили, что для меня, черт побери, было бы гораздо лучше, если бы отец пе­ременил отношение. Я старался сдерживать эмоции, да­же когда звонившие становились слишком назойливы­ми. Я неизменно отвечал одно и то же: я не согласен с позицией отца, но уважаю ее. Да, я сказал ему, как отношусь к этому и другим вопросам. Он выслушал меня, но остался противником законопроекта.

Тогда начали звонить моему бывшему боссу в «Дрес­сер компани» Нейлу Мэллону. Глава «Филлипс Петро­леум» К. С. (Бутс) Адамс сказал Нейлу, что «если Прескотт Буш не проголосует за этот законопроект, то забудьте о дальнейших продажах дрессеровского обо­рудования «Филлипсу» и скажите Джорджу Бушу, что­бы он забыл о своем морском бурильном бизнесе».

Затем однажды в 2 часа ночи мне позвонил один из самых агрессивных лоббистов в нашем деле, который работал на Сида Ричардсона. Ричардсон был техасским нефтепромышленником, которого в то время считали богатейшим в мире человеком. Именно он и был ини­циатором законопроекта об отмене контроля над цена­ми на газ. Его лоббист звонил из Корпус-Кристи. Он был в доску пьян, и, как он выразился, ему надоело ходить вокруг да около. Да, черт возьми, дело так и об­стоит, и мне лучше бы понять, что если мой отец не станет «правильно» относиться к отмене контроля, «то рецепт один, Буш,— мы вышибем тебя из морского бурильного бизнеса».

Это был очень серьезный разговор, потому что если кто-либо в Америке и может вышибить кого-то из буро­вого бизнеса, то это только Сид Ричардсон. На другое утро — раньше чем обычно, потому что я не смог уснуть после этого звонка,— я зашел по пути на работу к То­му Фаулеру рассказать об этой истории. Том имел боль­шой опыт в нефтяном бизнесе, и его мнение я ценил тогда и продолжаю ценить сейчас. Он был одним из первых, с кем Барбара и я завязали дружбу после переселения в Мидленд. Том знал Сида Ричардсона. Прежде чем я успел окончить свой рассказ, он уверил меня, что это не Сид, а один из его дураков-лоббистов. «Иди-ка в свою контору, Джордж, и позволь мне за­няться этим самому,— посоветовал он.— Мы заставим этого идиота съесть ворону с перьями, клювом и всем прочим».

Перед самым обедом мне вторично позвонил человек Ричардсона. Его голос звучал хрипло, как после жесто­кого похмелья или же как будто, услышав слова Томаса Фаулера, он только что действительно проглотил воро­ний клюв. «Я сожалею о вчерашней ночи, Джордж,— сказал он.— Я зашел слишком далеко. Забудь о том, что я сказал, все это было ошибкой».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta