Встреча Джорджа Буша и Киссинджера

Мао, которому тогда был 81 год, сидел в кресле. Две женщины-служанки помогли ему подняться на но­ги. Это была моя первая встреча с председателем ЦК КПК со времени моего прибытия в Китай, и, увидев его издали, я был поражен его плохим физическим состоянием. Когда он открыл рот, чтобы приветствовать Киссинджера, который в соответствии с его рангом был представлен ему первым, послышались лишь не­разборчивые гортанные звуки.

Следующим был представлен я. На более близком расстоянии, как мне показалось, председатель выгля­дел несколько лучше. Он был высоким, смуглокожим и достаточно крепким человеком с сильным рукопо­жатием. На нем был хорошо сшитый костюм стиля, но­сившего его имя, коричневые носки и черные домаш­ние туфли с белой резиновой подошвой, какие носили миллионы простых китайцев.

Киссинджер спросил его, как он себя чувствует. Мао показал на свою голову. «Эта часть работает хорошо,— сказал он.— Я могу есть и спать. Эти части,— он похлопал себя по ногам,— работают плохо. Они непрочно держат меня, когда я хожу. Я также испытываю некоторые проблемы с легкими.— Он вы­держал паузу.— Одним словом, я не очень хорошо себя чувствую,— и, улыбаясь, добавил: — Я — экспонат для посетителей».

Меня посадили слева от Киссинджера, который в свою очередь также сидел слева от Мао. Осматри­вая помещение, я увидел, что вдоль одной из стен были поставлены телевизионные осветительные лампы. На столе напротив нас лежала книга по каллиграфии. В другом конце комнаты стояло несколько столов с различными лекарствами и небольшой кислородный аппарат.

Мао был в философском настроении. «Скоро я от­правлюсь на небеса,— сказал он.— Я уже получил при­глашение от Бога». Эти слова было удивительно слы­шать из уст лидера крупнейшей в мире коммунисти­ческой страны.

«Не спешите принимать его»,— с улыбкой ответил Киссинджер.

Мао уже не мог говорить внятно и потому усердно выписывал иероглифы на блокнотных листах: он хотел, чтобы его правильно понимали. Он писал, затем две женщины, находившиеся рядом с ним, вскакивали, изучали написанные им слова и силились найти смысл в том, что он пытался сказать. «Я принимаю советы доктора»,— написал Мао. Это был каламбур, обыгры­вавший титул, с которым китайцы обычно обращались к Генри Киссинджеру, имевшему степень доктора фи­лософии.

Генри кивнул, затем изменил тон беседы. «Я придаю огромное значение нашим отношениям»,— сказал он. Мао ответил, подняв кулак одной руки и мизинец дру­гой. «Вы — это,— сказал он, показывая на кулак.— А мы — это,— и он поднял мизинец.— У вас есть атомная бомба, а у нас ее нет». Поскольку к тому вре­мени Китай обладал атомным оружием на протяжении более чем 10 лет, то, по-видимому, нужно было пони­мать слова Мао так, что США сильнее Китая в воен­ном отношении.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta