Встреча с прези­дентом

В день, когда планировалась моя встреча с прези­дентом, я прилетел в Вашингтон и направился в Белый дом. Джон Эрлихман, который работал вместе с Ник­соном над планом перестройки, сказал, что Шульц хо­тел бы встретиться со мной перед тем, как я поеду в Кэмп-Дэвид.

Джордж был, как обычно, олицетворением спокой­ствия. Он сразу перешел к главному, не тратя ни вре­мени, ни эмоций. Не соглашусь ли я помочь ему ру­ководить министерством финансов в качестве его пер­вого заместителя? Я сказал ему, что мне льстит это предложение, но сначала я должен выяснить, что пла­нирует в отношении меня президент.

Во время бреющего полета с вертолетной площадки Пентагона до Кэмп-Дэвида я обдумывал предложе­ние Джорджа. Я и Барбара предпочли бы остаться в ООН, но если президент решил изменить положение вещей и переместить людей, то министерство финансов открывало передо мной новую и любопытную пер­спективу.

В Кэмп-Дэвиде меня встретил военный адъютант президента и проводил в «Аспен» — домик, которым Никсон пользовался по выходным дням. Это была хижина с крутой крышей, спрятанная среди густой и пышной растительности Кэтоктинских гор. Это место освящено историей, и это ощущаешь так же, как и тог­да, когда входишь в Белый дом. Франклин Рузвельт называл его Шангри-Ла, по имени мистического тибет­ского приюта, впервые описанного Джеймсом Хилто­ном в книге «Потерянный горизонт». Я понимал, по­чему тишина, особенно после надоедливого шума брею­щего полета, производила жутковатое ощущение чего-то таинственного.

Президент отдыхал; ему удалось расслабиться после избирательной кампании, которая держала его в край­нем напряжении, хотя, по опросам Института Гэлла­па, он оторвался от своего соперника на 30 пунктов.

«Джордж,— сказал он, когда мы сели,— я знаю, что Шульц говорил с тобой по поводу работы в ми­нистерстве финансов, и, если тебя это устраивает, я воз­ражать не буду. Однако на самом деле ты мне нужен в Национальном комитете республиканской партии. Сейчас важный момент для нашей партии. Мы имеем возможность в ближайшие четыре года создать новую коалицию, и именно ты — тот человек, который может это сделать».

Итак, вот в чем дело! Я сказал президенту, что хотел бы обдумать его предложение. Он согласился и попросил, когда я приму решение, позвонить Эрлихману или прямо ему.

Как только я вернулся в Вашингтон, я связался с моим добрым другом Роджерсом Мортоном, зани­мавшим пост министра торговли. Когда речь шла о пертурбациях в Белом доме, я ценил его суждения выше чьих-либо. Он сказал, что если я соглашусь принять председательство в партии, то я должен быть уверен в том, что стану членом кабинета и получу разрешение на перестройку комитета. Сенатор Хью Скотт, бывший председатель НКРП, поддержал этот совет. «Настаивайте на этом»,— сказал он мне.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta