Ярборо идет не в ногу с избирателями Техаса

Но теперь Джонсон был президентом США, и, как сообщал журнал «Тайм», «было бы ударом по личному тщеславию президента, если бы в его собственном шта­те был избран Буш, который вместе с республиканцем Джоном Тауэром образовал бы всереспубликанскую группу техасцев в сенате».

«Если Линдон не станет вмешиваться,— писал в за­ключение «Тайм»,— то у республиканца Буша есть шан­сы. Но Джонсон не намерен держаться в стороне, что обрекает Буша на поражение».

Это была долгая, тяжелая кампания борьбы с фаво­ритом с того первого дня, когда председатель техасской организации республиканцев Питер О’Доннел убедил меня бросить вызов Ярборо. Мой опыт в графстве Харрис помог, но борьба с Коксом и с Ярборо внушила мне новое уважение к огромной территории Техаса. Опросы общественного мнения показали, что главным недостатком у меня как кандидата от целого штата было то, что меня знали лишь в Хьюстоне, Мидленде и Одессе, но на большей части штата избиратели видели лишь мое имя и мою улыбку на рекламных щитах.

Однако к началу октября я ответил почти всем на вопрос, «кто такой Джордж», ведя избирательную кам­панию с засученными рукавами и пригласив музыкаль­ные группы «Блэк маунтин бойз» и «Блюбоннет беллз», чтобы привлечь и подогреть толпы избирателей.

Это была такая кампания, какую вряд ли кто мог отождествить с республиканскими кандидатами; это бы­ла некая страничка из старой техасской популистской книжки. А после наездов в Техас Барри Голдуотера, Ричарда Никсона и других известных всей стране лиц ход кампании все более затруднял моему противнику возможность выступать с личными выпадами против меня. Он назвал меня «саквояжником», и это было ос­корблением, но вместе с тем это показывало, что Яр­боро напуган. Дела шли неплохо…

Если бы только не вмешался Линдон Джонсон.

…Сенатор Ярборо объявил о своей победе во вторник пополудни, и Буш признал себя побеж­денным ell часов 30 минут вечера.

“Цифры показывают, что мы проиграли,— сказал Буш.— Я пытаюсь понять, кого мы могли бы уп­рекнуть за это, и с сожалением отмечаю, что единственный человек, кого я могу упрекнуть,— это я сам. Я передаю Ралфу Ярборо, который побил меня честно и с явным перевесом, свои наилучшие пожелания”».

(«Хьюстон пост», 4 ноября 1964 г.)

В Мидленде меня укусила какая-то муха, и я занял­ся нефтяным бизнесом. Теперь меня укусила другая муха. В феврале 1966 года, через 15 месяцев после моего поражения на выборах в сенат США, я ушел в отставку с поста председателя правления и директора- распорядителя фирмы «Запата», чтобы посвятить все свое время избирательной кампании за место в конг­рессе. Поступить иначе было бы нечестно по отношению к акционерам и служащим «Запата». Кампания по вы­борам в сенат 1964 года научила меня, что роль канди­дата требует полной самоотдачи. «Запата» же, как лю­бое успешное дело, нуждается в твердом руководстве из своей штаб-квартиры.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta