Разговор с Жаком Шабан-Дельмасом

12 октября он навестил в городской ратуше Бордо Жака Шабан-Дельмаса и сказал ему с обезоруживающей простотой:

— Через шесть месяцев со мной будет покончено.

Перед ним конечно же маячил старый девиз — извечная дилемма демократии подчиниться большинству или уйти в отставку. «Подчиняйся или уйди!» — это сформулировал на заре Третьей республики еще Леон Гамбетта.

«Я — президент,— недвусмысленно заявил в 1981 году Миттеран.— Я был избран, что бы там ни было. Я беру на себя ответственность и не сниму ее, каким бы ни оказалось большинство и как бы ни повернулись события. Я исполню свой мандат».

И все-таки он был полон тяжких сомнений. Об этом свидетельствуют доверительные беседы с друзьями накануне выборов 16 марта 1986 года:

— Я могу оказаться в любой момент в таком положении, что придется уйти.

Но узнав, что правые готовят в ночь перед выборами грандиозную демонстрацию, Миттеран встретился с Шираком у генерала Бенувилля и любезно пригласил:

— Нет-нет, не отговаривайте своих друзей от двухмиллионной манифестации на Елисейских полях. Пусть приходят. Я им сам открою двери. Я им скажу: «Входите!» Но я — не уйду.

От президента зависел выбор политического лидера, которому он поручает сформировать правительство. Им необязательно должен был стать Жак Ширак; и выбор Миттерана говорит о его намерении не только остаться до следующих президентских выборов, но и воспользоваться той конъюнктурой, которая сложится после «двоевластия».

В самом деле, Ширак был в тот момент наиболее сильной фигурой; он опирался на поддержку в палате и на завоеванное большинство на выборах. Но самое главное — он прирожденный лидер, яркая личность, человек с программой.

— Послушай, Франсуа,— говорили Миттерану друзья и советники,— остерегайся Ширака. Он самый деятельный, он эффективен, значит, опасен.

Миттеран улыбнулся и постучал костяшками пальцев по деревянному столу…

— И все-таки я рискну. Ему говорили:

— Возьмите Жискара, он раньше других развалит

союз правых.

— Нет-нет, французы начнут упрекать меня за этот слишком скорый их разгром — они ничего не успеют сделать… Таким образом Миттеран фактически утверждал, что не только у правых есть программа, но и у него,— для правых имеется своя программа, и они должны иметь время у власти, чтобы ее выполнить.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta