В положении глубокого кризиса

Верная Даниэль направилась к редактору «Франс-Суар», старому их знакомому Пьеру Лазарефф. Она просит его помочь, дать возможность объясниться. Редактор согласен, что Франсуа не мог поступить непорядочно, но… он демонстративно разводит руками. Даниэль встает и уходит. Через некоторое время они встретились на приеме, и мсье Лазарефф бросился к ней с улыбкой на устах:

— Даниэль! Ты знаешь, как я тебя люблю…

Его встретило не просто холодное молчание; на весь зал раздалось звонкое:

— Сударь, я с вами не знакома.

А ей звонили домой и спрашивали:

— Алло! Тебе идет траур?

— Этот случай приобщил меня к политике,— говорит Даниэль.— Раньше, например, во время алжирского кризиса участником — и виновником — этой политики был Франсуа. Я в этом не участвовала. С этого случая все разделилось на «до» и «после».

Именно в этом положении глубокого кризиса, который переживала страна, нравственного кризиса и семейной драмы, когда нередко им задавали гнусный вопрос: кого из сыновей они предпочли бы потерять первым — Жана-Кристофа, которому двенадцать лет, или Жильбе-ра, ему десять? Или. быть может, им больше жаль того, самого маленького, что умер в трехмесячном возрасте, заразившись холерой сразу после войны? — именно в этом положении Миттеран начал опыт, который впоследствии привел его в кресло президента Франции.

На выборах в ноябре 1962 года, в разгар травли, он вновь был избран депутатом; но самое главное — это произошло потому, что его во втором туре поддержали коммунисты и социалисты.

«Это первая услуга, которую мне оказывает де Голль»,— написал он в «Ле Монд».

В 1969 году на президентских выборах Миттеран не баллотировался. Победил Жорж Помпиду, голлист, получивший во втором туре более 57 процентов голосов избирателей. После весны, как это нередко бывает в политике, не наступило лето, а пришла серая осень. Французы не захотели буйства цветов революции и предпочли сразу пожинать плоды.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta