Categorized | Карой Грос

Юность К. Гроса

Догматизм и злоупотребления, стиль и методы тогдашнего руководителя Матиаса Ракоши — «лучшего ученика Сталина», как он любил себя величать, породили у многих коммунистов недоверие к партии. Однажды Грос признался, что даже подумывал тогда о выходе из ее рядов. Пошатнувшуюся было веру укрепил XX съезд КПСС. «…Решающее значение имели слова отца о том, что начинается нечто такое, что мы должны поддержать, и не может быть, чтобы это не коснулось Ракоши и его окружения».

Октябрьские события 1956 года явились для Гроса, как и для миллионов его соотечественников, полной неожиданностью. Страна оказалась расколотой. «В те тревожные дни,— рассказывает он,— когда областная партийная организация осталась практически без руководства, мне довелось оказаться в обкоме за «главного». Действовать приходилось буквально на ощупь, не имея источников информации, испытывая нажим со всех сторон. Тогда мне пришлось заново обдумать свою жизнь. Под воздействием событий 1956 года окончательно сформировались мои нынешние политические взгляды. Я их придерживаюсь, даже если это иногда грозит неприятностями».

Относительно оценки событий 1956 года Грос в своих выступлениях неоднократно указывал на объективный характер назревавшего в тот период недовольства народных масс сталинской моделью социализма, однако отмечал и то, что это недовольство было использовано определенными кругами для попытки реставрировать в стране буржуазный строй, что в те трагические дни ситуацию во все большей степени определяли кровавые эксцессы со стороны контрреволюционных элементов.

Страна, прошедшая через огонь и кровь, постепенно становилась на ноги. Все силы отдавал этому К. Грос, работая главным редактором областной партийной газеты, секретарем парткома Венгерского радио и телевидения, на ответственных постах в ЦК ВСРП. Параллельно учился в Высшей партийной школе, заочно закончил Будапештский университет имени Л. Этвеша.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta