Тэтчер изменила консервативные концепции

Аристократы тоже легко находят свое место под солнцем, если они искренне (или умело притворяясь) исповедуют доктрины «новых тори». Примером может служить хотя бы новая яркая звезда в окружении премьер-министра — М. Леннокс-Бойд, который быстро выдвинулся в партийной иерархии в конце 1988 года.

Суть в том, что сильно изменились не только доктрины, но и социально-политическая база консерваторов. В прошлом они претендовали на представительство от имени всего населения, за исключением групп, ориентирующихся на социализм (то есть прежде всего, конечно, на лейборизм). Программы старых консерваторов всегда тяготели к золотой середине, к относительной умеренности. Именно на этой основе искали они поддержки у большинства избирателей. Они всегда высказывали серьезную обеспокоенность проблемами, жизненно важными для крупных общественных групп: пенсионеров, безработных, торговцев и мелких предпринимателей под угрозой разорения и т. п. Они всегда — по крайней мере на словах — поддерживали принцип равенства человека перед другими людьми, а не только перед богом и законом.

Тэтчер и ее единомышленники радикально изменили консервативные концепции. Прежде чем изложить их, нужно сказать, что естественным образом это натолкнулось на заметное сопротивление традиционалистов. Дело дошло до того, что министр иностранных дел в первом правительстве М. Тэтчер Френсис Пим (уже расставшись со своим постом) создал в парламенте нечто вроде внутренней оппозиционной группы, которая призывала правительство смягчить отношение к профсоюзам, увеличить капиталовложения в государственный сектор, оказать помощь миллионам безработных и их семей, то есть в какой-то мере вернуться к старому «умеренному» торизму.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta