Нестандартный образ ливийского лидера

3 марта 1988 года. Сидя за рычагами бульдозера, М. Каддафи ломает ворота триполийской тюрьмы «Абу Салим». Взобравшись затем на крышу кабины, он крикнул заключенным — 400 осужденным по политическим мотивам: «Вы свободны!» Перебираясь через обломки стены, люди бросились в образовавшийся пролом, на ходу пожимая руки Каддафи. Толпа скандировала: «Муамар, родившийся в пустыне, сделал тюрьмы пустыми!» Привезенные к тюрьме многочисленные кино- и фотокорреспонденты не отрывались от своих аппаратов  и камер, оживленно обсуждали происходящее присутствовавшие тут же главы дипломатических миссий…

Эти два эпизода, дополняя друг друга, весьма красноречиво рисуют нестандартный образ ливийского лидера, прошедшего немало испытаний и много сделавшего для своего народа, умеющего быть не только беспощадным, но порой и великодушным по отношению к своим врагам и одновременно не чуравшегося порой экстравагантных, рассчитанных на внешний эффект поступков и жестов. Этот образ никак не соответствует имиджу эдакого вооруженного до зубов «злодея-террориста», взявшего на мушку чуть ли не весь «свободный мир». А между тем именно в таком облике на протяжении уже многих лет пытаются представить ливийского руководителя многие буржуазные, прежде всего американские, пропагандисты.

Муамар Каддафи родился в 1942 году в палатке простого бедуина, кочевавшего в центральных районах Ливии, неподалеку от захолустного тогда прибрежного городка Сирт. Это был как раз тот период, когда танки Роммеля пробирались через пески ливийских пустынь к Египту. Детские годы Муамара прошли в палатке отца, где он коротал время в основном в обществе старших сестер — его единственный брат умер в малолетстве. Суровые условия кочевой жизни в пустыне способствовали развитию у него таких характерных для большинства бедуинов черт, как стойкость перед трудностями, целеустремленность, неприхотливость в быту. Среда, в которой воспитывался мальчик,— традиционная мусульманская семья, бедуинские кочевья с неспешными пересказами у вечернего костра старинных легенд о подвигах благородных рыцарей пустыни, а также с совсем еще свежими воспоминаниями о борьбе ливийцев против иностранных колонизаторов — не могла не привить ему обостренного чувства национализма и патриотизма.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta