Дудаевский муфтий

Вопрос, насколько бывший дудаевский муфтий мог в течение длительного времени и полностью контролировать ситуацию и объединить общество, остался открытым — Кадыров-старший ушел из жизни слишком рано. Шамиль Бено, бывший при Дудаеве министром иностранных дел, а затем всерьез увлекшийся политической аналитикой, уверен, что Дудаев был «коммунистом, советским человеком до мозга костей», что он «шел вразрез с демократическими ценностями организации общественной системы»12. Специалист по Кавказу Яков Гордин считает, что «генерал советской армии Дудаев, а затем полковник той же армии Масхадов пытались строить отнюдь не общественную утопию, а некий сколок с европейского государства со всеми его атрибутами, совместив это с некоторыми атрибутами традиционности»13. Думается, в обоих суждениях есть преувеличение. Скорее всего ни тот, ни другой вообще толком не представляли, что собираются строить. Дудаев видел независимую Чечню «кавказским Кувейтом» и был в этом не оригинален. О «туркменском Кувейте» мечтал Туркменба- ши, о «памирской Швейцарии» — президент Таджикистана Эмомали Рахмонов. И уж во всяком случае «коммунист» Дудаев ни в коем случае не считал возможным возврат Чечни к коммунизму.

Возможно, более конкретное видение будущего было присуще Шамилю Басаеву, который полагал, что при постоянной помощи извне можно построить что-то вроде исламского государства. Однако и главный полевой командир, который всю свою короткую жизнь оставался прагматиком, вряд ли считал возможным создание аналога талибского режима у границ России. Наверное, в какой-то момент в нем возобладал фанатизм, и он уверовал в такую возможность, но после дагестанской авантюры 1999 г. невозможность сотворения исламского государства стала совершенно очевидной.

Вряд ли у Ахмата-хаджи было особое, оригинальное видение будущего Чечни. Он прежде всего выполнял задачу, поставленную перед ним Кремлем, зато осознавал личную ответственность перед народом, причем это чувство нарастало по мере постижения глубины тех проблем, с которыми предстояло столкнуться. У него не было ни времени, ни желания теоретизировать. Он сделал упор на то, чтобы добиться права самостоятельно решать местные проблемы и самому распоряжаться поступавшими из центра финансовыми средствами, он хотел минимизировать вмешательство в свои дела федеральных силовых структур.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta