Лесные братья

Сегодня «лесные братья» в меньшей степени, чем прежде, идеологизированы и не преследуют широких политических целей. Они действуют, так сказать, от себя лично. Президент Центра стратегических исследований и развития гражданского общества на Северном Кавказе Абдулла Истамулов дает им отдающую безнадежностью характеристику: «Есть люди, которые не могут себя найти и реализовать — они сдаться не могут, они уехать не могут, они нигде не нужны, они — обреченные. Их еще называют — отморозки. Это — одна часть. Есть еще вторая часть — люди, у которых погибли близкие родственники. над которыми издевались. А на Кавказе неотомщенный родственник — это дело чести. Поэтому вторая часть — это те, кто просто ушел мстить. Есть еще третья часть — обиженные, те, кто ушел из-за унижения, несправедливости». В горах трех республик — Ингушетии, Чечни, Дагестана, по мнению Иста- мулова, от 2 до 4 тыс. человек, в самой Чечне — 500—700.

В этой связи небезынтересны цифры, приводимые президентом Ингушетии Евкуровым. По его данным, в республике действуют 120 боевиков, тогда как их «пособническая база» (родственники и друзья) составляет уже 1237 человек.

Сохранение в Чечне непримиримой оппозиции парадоксальным образом имеет двойственное значение. С одной стороны, ее присутствие доказывает неспособность Рамзана раз и навсегда покончить с боевиками, демонстрирует его слабость. Однако, с другой стороны, у него есть возможность периодически рапортовать Москве о своих успехах в борьбе с сепаратистами-ваххабитами, давая понять, что только он способен сдерживать их натиск. В принципе, сильный аргумент. Во-первых, потому, что именно Рамзан, кадыровский клан располагают сегодня самой мощной, а после разгрома батальона «Восток» по сути единственной боеспособной силой. Рамзан говорит, что у него от 1,5 до 5 тыс. бойцов, по другим сведениям, их число доходит до 35 тыс., но чаще упоминается цифра 12 тыс. Как бы то ни было, но в августе 2005 г. в момент обострения ситуация на Кавказе он заявил, что готов послать в Южную Осетию 5 тыс. бойцов. И это были явно не последние его люди. Во-вторых, Москве приходится считаться с тем обстоятельством, что бойцы Рамзана — бывшие оппозиционеры, которые, почувствовав недоверие центра к своему патрону, могут усомниться в собственной безопасности и вновь встать по противоположную сторону баррикады. В результате всего этого окончательное избавление от непримиримой оппозиции постоянно затягивается на неопределенный срок.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta