Первостепенное значение

Кадыровы принадлежат к тарикату (братству) Кадирийя, одному из трех тарикатов, укрепившихся на Северном Кавказе. «Тарикат» истолковывается как путь к познанию мира (по-арабски тарика — «путь»). Кадирийя, самый многочисленный тарикат в чеченском суфизме (его сторонники составляют 60% приверженцев всех тарика- тов), состоит из нескольких вирдов (Вахит Акаев именует их малыми братствами) — Ташу-хаджи, Дени Арсано- ва, Солса-хаджи, Докку-шайха, среди которых выделяется вирд Кунта-хаджи. Два других тариката — Накшбандийя и Шазилийя — укрепились в Дагестане. Накшбандийя сложилась в XII—XIV вв., Кадирийя — чуть позже, в XV в. Самый молодой, зато наиболее активный тарикат, возникший в XIX в., — Шазилийя, шейхи которого играют очень заметную роль в политической жизни Дагестана.

Нельзя сказать, что конкуренция между тарикатами в обществе имела первостепенное значение для политической обстановки. В то же время известно, что еще при советской власти центр учитывал взаимоотношения тарикатов и использовал конкуренцию между ними. Это происходило негласно, на партийных собраниях вопрос о принадлежности местных администраторов к тому или иному тарикату не обсуждался. Зато об этом было хорошо известно в административных кулуарах.

Однако в начале 1990-х годов, в переломный период в Москве те, кому надо, были информированы, что последний первый секретарь Чечено-Ингушской АССР, поддержавший ГКЧП Доку Завгаев был накшабандитом. Ведали в Кремле и то, что мятежный генерал Дудаев был кадири- том 9. Во время чеченского кризиса позиции кадиритов усилились, в то время как влияние накшбандитов ослабло.

Накшбандитом слыл Алу Алханов. Вряд ли генерал- майор Алханов, долгое время работавший далеко за пределами Чечни, идентифицировал себя как накшбандита, но для Рамзана это значение имело. В 2006 г. он принял решение возвратить из небытия религиозное (и политическое) наследие знаменитого кадирита, главного мусульманского авторитета Чечни в XIX в. Кунта-хаджи, возведя его на пьедестал духовного патриарха чеченской нации. Тогда и прозвучала из уст Рамзана нелицеприятная критика Алу Алханова за «бестактные» и «политически близорукие» высказывания о смерти имама Шамиля и Кунта-хаджи. Был накшбандитом и еще один недруг Рамзана — командир батальона «Север» Саид-Магомед Какиев.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta