Принадлежность людей

Мне приходилось расспрашивать чеченских друзей, какое значение имела принадлежность к одному из тарикатов того или иного политика. Почти все они вежливо пожимали плечами, а некоторые даже крутили пальцем у виска, желая таким образом объяснить, что я остался востоковедом в худшем смысле этого слова и воспринимаю чеченцев как «туземцев», «абреков и кунаков». Тем не ме

нее в первом десятилетии наступившего века выяснилось, что этот факт биографии по-прежнему сохраняет значение. Принадлежность людей к тому или иному тарикату учитывал президент Чечни Рамзан Кадыров, принявший решение опереться в государственном строительстве на тарикат Кадирийя, точнее, на входящий в него вирд Кунта-хаджи. Это обстоятельство с 2007 г. оказывает влияние на ситуацию в Чечне, и это не могут не принимать во внимание московские покровители Рамзана.

В XIX в. живший в одно время с воинственным имамом Шамилем чеченский шейх Кунта-хаджи (Кишиев) был противником войны с Россией, выступал против джихада. «Кунта-хаджи в своем учении исходил из глубокого понимания вайнахского национального менталитета, чтобы выстоять после национальной катастрофы (Кавказской войны), необходимо было время для духовного и физического восстановления этноса, накопления сил. Главной идеей учения Кунта-хаджи было не пораженчество, а воз- рожденчество. Кунта-хаджи выступал категорически против “борьбы с империей до последнего чеченца”: чеченцев мало, поэтому каждый должен быть духовным столпом своего народа». Шамиль и Кунта-хаджи были антиподами, в совокупности определявшими панораму российско- кавказского соприкосновения.

Влияние Кунта-хаджи не выходило за рамки вайнахского народа — чеченцев и ингушей. Он не предлагал свои идеи всему Кавказу. В отличие от Шамиля он не представлял угрозы для российской экспансии. Тем не менее шейх был арестован российскими властями и в 1865 г. умер в заключении. Прежде его имя крайне редко упоминалось учеными и политиками.

Во второй половине ХХ в. учение Кунта-хаджи отошло на периферию общественного сознания чеченцев. Но память о нем сохранялась, свидетельством чему было паломничество на могилу его матери Хеди. В 2006 г. его совершили 200 тыс. человек. Даже если эта цифра несколько преувеличе

на, счет паломников идет на десятки тысяч. Чеченские власти позаботились о реконструкции мемориала. Обещание «Зиярат мы так оформим, что он будет в золоте блистать»13 выполнено, и ныне эта могила выглядит очень достойно.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta