Простой сельский парень

Рамзан как-то сказал: «Я простой сельский парень, я свой народ понимаю и знаю, чего он хочет». Рамзан действительно сельский парень, однако и сам он, и его окружение, и, что особенно важно, Кремль прекрасно понимают: он хоть парень и сельский, но не простой.

Рамзан родился в селении Центорой (примерно час езды от Грозного) в 1976 г. В 1990—1991 гг. ему было пятнадцать лет, в 1994-м, в год начала первой чеченской войны, — восемнадцать. Характер и мировоззрение Рамзана формировались в обстановке распада СССР, политической и житейской неопределенности. Советская держава оставалась памятью детства. Реальностью была слабая Россия, которая могла повторить судьбу СССР. На бывшем советском пространстве утверждался этнонационализм. Валерий Тишков называет такой национализм в национальных анклавах России периферийным. И это правильно. Однако, будучи периферийным на федеральном уровне, этнонационализм становился одним из главных, а с учетом активности его носителей самым ярким и притягательным направлением в локальных идеологиях. Он присутствовал везде, но внушительнее всего выглядел в Чечне и Татарстане. Причем если в Татарстане его использовали прагматики для достижения больших прав и полномочий в отношениях с центром, то в Чечне он стремительно революционизировался, становясь идеологией борьбы за независимость. В результате национализм в Татарстане привел к подписанию с Россией в 1994 г. Договора о взаимном делегировании полномочий, а в Чечне стал одной из причин войны.

Чеченский этнонационализм поставил перед собой эффектную цель — независимость, и в условиях возникновения множества новых самостоятельных государств это казалось вполне возможным. Далеко не все чеченское общество откликнулось на призыв к независимости. Скорее всего, его вообще поддерживало меньшинство. Однако слово было произнесено.

Среди революционеров-сепаратистов было множество растерянных дезориентированных людей. Были политики, не вполне сознававшие, каким образом независимость может быть обретена. Но было и немало прагматиков, понимавших, что у них появился уникальный шанс использовать эту идею для собственной «раскрутки». Одни полагали, что достичь независимости с учетом слабости России при поддержке зарубежных союзников на самом деле возможно. Другие считали противостояние с Россией средством добиться от нее максимальной автономии.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta