Противостояние местной религиозной традиции

Последние без малого двадцать лет в Чечне наблюдается противостояние местной религиозной традиции — ислама мазхабов (шафиитского и ханафитского), ислама суфийских тарикатов с «новыми» направлениями — салафизмом, ваххабизмом, фундаментализмом, исламизмом. Их сторонников объединяло, во-первых, неприятие всех разновидностей традиционного ислама, во-вторых, стремление полностью исламизировать (шариатизировать) общество. Ваххабиты вообще боролись за построение исламского государства. В свою очередь, традиционалисты отстаивали идею синтеза местной и исламской традиций и считали, что иные интерпретации чужды кавказскому обществу.

Между поборниками традиционного и «нового» ислама развернулась борьба за место под солнцем, религиозный диспут был неотделим от политической борьбы. В этом постоянно переходившем в военные схватки «котле» формировалось мировоззрение Рамзана.

Для его отца вопрос религиозного выбора не стоял. Он был убежденным традиционалистом и поддержал Дудаева в силу своих политических убеждений. Воспитанник медресе Мир-Араб и Ташкентского исламского института, он рассматривал ваххабизм как покушение на кавказскую традицию, стремление лишить ее национальной сути. Ахмату-хаджи принадлежат слова: «Мы сначала являемся

чеченцами, а потом мусульманами». Для муфтия заявление весьма дерзкое.

Ахмат-хаджи с тревогой наблюдал за укреплением позиций исламских радикалов в соседнем Дагестане. Он понимал, что поддержанный им джихад против России превратился в ваххабитский джихад, и рано или поздно ваххабиты захотят от него избавиться. Понимал Ахмат- хаджи и другое: без посторонней поддержки традиционный ислам не сумеет противостоять ваххабитскому натиску. Традиционный ислам сам по себе был слаб. По замечанию религиоведа Вахита Акаева, его отличала «теоретическая слабость, отсюда — полная растерянность в противостоянии с религиозными радикалами, политическая пассивность, отчужденность от духовных запросов молодежи, социальной действительности»8. Ахмат-хаджи искал и нашел надежного союзника в Москве. В поступке чеченского муфтия не было ничего чрезвычайного: в борьбе против своих исламских соперников так поступало духовенство на всем Северном Кавказе, в Центральной Азии. Переходя на сторону Путина, Ахмат-хаджи спасал традиции кавказского ислама и, разумеется, самого себя.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta