Рамзан и ислам

Иногда Рамзан инкогнито выезжает на «Жигулях» проверить, как ведется строительство жилья. Он любит принародно раздавать деньги малоимущим и заставляет делать это нерадивых администраторов. Четыре дочери Рамзана (у пророка Мухаммада их было тоже четыре) ходят в простую школу, носят такую же форму, как и все.

Рамзан выстраивает, пытается выстраивать отношения напрямую с каждым человеком. Этот популизм в чисто виде подчас может весьма быть успешным в традиционном обществе. Президент требует к себе доверия. Он может быть привлекательным, ему нравится делать людям подарки. Ему хочется стать своим для всех — для Путина и для простой сельчанки. Он обладает актерским дарованием, с годами он научился им пользоваться. И у него нельзя отнять доли искренности, с которой он общается с людьми. Рамзан искренне любит своих «подданных», у которых он вызывает самые разные чувства. Считают ли чеченцы его «своим»? Если ограничить ответ на этот вопрос альтернативой «да или нет», то мне кажется, что скорее — «да». К нему привыкли. При этом «простом парне» в Чечне жить стало лучше и веселей. Пусть даже и не всем.

Возможно, корректнее было бы поменять в заголовке слова местами: «Ислам и Рамзан» звучит привычнее и уважительнее к религии. Но речь идет все-таки о Рамзане Кадырове, а не вообще о чеченском исламе, о котором и так написано немало. Поэтому — «Рамзан и ислам».

Выпускник советской школы, неизбежный этнонацио- налист, сын муфтия, сепаратист, национальный лидер не может быть «плоским человеком» и иметь линейное мышление. Рамзан действительно «мусульманский плейбой», но он и ревностный мусульманин. Он верит во Всевышнего, он принадлежит к исламской кавказской культуре. Он не мыслит себя вне ислама. Одновременно Рамзан относится к исламу как к инструменту, который можно использовать для достижения своих политических целей, как к средству (с моей точки зрения, спорное) консолидации общества.

Насколько значима роль традиции в чеченском обществе? После депортации 1944 г. чеченцы подверглись жесточайшему испытанию ассимиляцией и как народ оказались на грани растворения. Рассеянные на просторах Советского Союза, они имели полное моральное право предать забвению традиции во имя самосохранения и приспособления к иным жизненным условиям. Но они отказались мимикрировать и сберегали свою этнокультурную традицию. Парадокс в том, что в меньшей степени это относится к исламу.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta