Турецкие агенты

В Северной Осетии в 20—30-х годах XIX в. была переселена на плоскость часть горцев, в том числе и тагаурцев, которые образовали несколько новых аулов. Вскоре, однако, царские власти решили отнять у переселенцев часть земли под военные поселения 1-го Владикавказского полка. Осетинам были предложены земли в Малой Кабарде, что, естественно, вызвало их недовольство; население некоторых аулов вернулось обратно в горы. Таким образом, захват лучших земель царизмом порождал недовольство народных масс.

Простые осетины выражали справедливое возмущение тяжестью дорожной повинности, обязывавшей их но любому требованию властей поставлять гужевой транспорт для проходящих через перевал войк, ремонтировать и строить мосты и пр. «Даже официальные представители царского правительства вынуждены были подчеркивать, что причинами волнений горце в-крестьян, в

частности по Военно-Грузинской дороге, обычно были произвол и жестокости царских чиновников»

Что же касается осетинских феодалов-алдаров, то они, видимо, надеялись на внешние силы, которые могли бы помешать укреплению позиций России на Кавказе и оказать им существенную помощь.

В эти же годы в Южной Осетии развернулось крестьянское антифеодальное движение, направленное как против своих эксплуататоров князей Мачабеловых и Эрнстовых, так и против поддерживавших их колониальных властей. Подавление восстания как на севере, так и на юге Осетии сопровождалось жестокими репрессиями, вплоть до истребления людей и их имущества.

Среди народных движений, развернувшихся на Кавказе, особое место занимает движение в Дагестане и Чечне в период 1832—1869 гг., которое иногда неправильно называется «движением мюридизма» только на том основании, что его религиозной идеологической оболочкой было определенное течение в исламе — мюридизм.

Преувеличенное представление царских генералов о том, что царизм якобы сумел внушить горцам Кавказа страх и покорность, твердая уверенность в безнаказанности своих действий, направленных к притеснению горцев,—все эти «принципы», прочно усвоенные царскими генералами, большими и малыми начальниками на Кавказе, не могли не вызвать взрыва народного недовольства. Не желая считаться с тяжелыми экономическими условиями, в которых очутились горцы, нередко вынужденные бросать насиженные места, уходить в горы и вести там полную лишений полукочевую жизнь, колониальные власти рассматривали их попытки вернуть свои земли и добыть иной раз при помощи силы жизненно необходимые предметы как разбой, как проявление своеволия н непокорности. Такая политика не могла не восстановить горцев против русских властей.

 

 

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta