Военный губернатор

О стремлении горцев вернуться обратно на Кавказ дают представление официальные документы того времени. Военный губернатор Эривани генерал Астафьев доносил 26 октября 1863 г. упоминавшемуся выше генералу Карцову:

«В бытность мою, две недели тому назад в Александрополе явилось к границе 198 душ обоего пола чеченцев и просили дозволения возвратиться к нам, на прежнее местожительство.

Узнав о крайне бедственном положении этих переселенцев, о которых турецкое правительство вовсе не заботится, я Дозволил прислать ко мне депутатов для личных объяснений.

Депутаты эти объяснили мне, что они никогда бы не переселились из России, если бы небыли обмануты влиятельными людьми, что им не оказывали никакого содействия в Турции, так что они впали в крайнюю нищету, что им отвели для поселения самые нездоровые места и

что они желают лучше быть сосланными в Сибирь или умереть на нашей границе, нежели возвратиться в Турцию».

Эти чеченцы, сообщает генерал Астафьев, готовы даже принять православную веру; вслед за первой партией прибыло еще 1106 человек, за которыми следуют и нее остальные переселенцы, причем из последней партии чеченцев 300 человек тоже изъявили желание креститься.

Нужно было быть действительно закоренелым а безжалостным колонизатором, чтобы не откликнуться ка эти просьбы горцев, на их готовность пойти на такой крайний для мусульманина шаг, как отказ от мусульманской религии, свидетельствовавший о том, что горцы дошли до предела отчаяния. Трудно понять, какими государственными соображениями руководствовались царские чиновники, отказываясь принять обратно несчастных переселенцев, обивавших пороги кавказского высшего начальства и царского посольства в Константинополе. В письме, поданном в 1865 г. наместнику на Кавказе великому князю Михаилу Николаевичу, переселенцы писали: «Мы находимся в весьма печальном положении и просим вас: будьте милосердны, разрешите нам возвратиться к вам». Они писали, что стали жертвою бессовестного обмана; «Мы узнали, что Кундухов ухитрился обмануть нас, говоря, что переселение делается по общему согласию двух государей, — а здесь ничего нет. Нам уже отвели место в Турции. Кундухов желал, чтобы он один жил, а мы все умерли: он желает даже переселить сюда и остальных горцев. Мы гораздо охотнее пойдем в Сибирь, чем будем жить в здешней Сибири. Мы можем избавить многих горцев от гибели своим возвращением. Из нас и так погибла одна треть. Турки говорят, что нам укажут место для жительства, а на указанном ими месте можно только умереть, а не жить».

 

 

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta