Экономическая и политическая нестабильность

Два десятилетия экономической и политической нестабильности привели страну в очепь опасное положение. По мере того как упорствующий в своем догматизме либерализм исчерпал к 80-х годам свои возможности, Соединенные Штаты все более решительно делали ставку на модернизированный, радикализированный консерватизм. Не следует преувеличивать сомнительную природу нынешнего консервативного эксперимента. В эпоху переворотов, подобную нынешней, пути назад нет. Радикальный консерватизм может немного просуществовать, может трансформироваться, а может и полностью провалиться. Однако для будущих историков пачало 80-х годов наверняка будет означать начало перехода к новой политике, новой экономике и новому направлению в философии. Мояшо уже сегодня с уверенностью констатировать, что большинство американских избирателей придерживаются постконсервативных, равно как и постлиберальных, взглядов.

Бертрам Гросс

Эти противоречащие друг другу тепденцпи тесно переплелись в условиях промышленного капитализма. Логика «друн{елюбного фашизма» коренится в росте влияния транснациональных компаний в капиталистическом обществе, а также в неувереппых попытках справиться со все более многочисленными кризисами сужающегося капиталистического мира. Обработка умов и изощренные репрессии — таковы средства, к которым прибегает олигархия, когда слишком много людей пытаются воплотить в жизнь обещания следовать демократическим принципам. Но существует другая логика — логика реальпой демократии, которая вписана в долгую историю сопротивления одних неоправданным привилегиям других; отражается эта логика в стихийной или организованной реакции на концентрацию власти, неравенство, несправедливость или принуждение, не имеющей ничего общего со страхом или апатией.

Какая же из двух этих тенденций побеждает в США?

«Личность Рейгана в глазах публики выглядит достаточно привлекательной благодаря хорошо поставленной рекламе. Он успокаивает публику, предлагая ей приятную неправду. Он по-прежнему обаятелен — этот простой и честный «славный парень»,— пишет Марк Криспин Миллер. Но что скрывается за этой маской?

Новые опасности, которые таят в себе реакционные силы, заставляют вспомнить слова генерала Фрапко, сказанные им во время мятежа против Испанской республики: «У меня есть четыре колопны, которые идут на Мадрид, и пятая колонна, которая действует в самом городе». Ныне все эти пять колонн движутся на американский народ и его демократические институты.

Первая из них — это разношерстпая толпа фанатиков. Так называемое «Моральное большинство» ставит на карту милитаризма в надежде создать заслон на пути антимилитаристского движения, в центре которого находятся некоторые религиозные течения. Ку-клукс-клан и малочисленная фашистская партия пытаются нажить политический капитал на расизме и антисемитизме. Широко финансируемые оголтелые группировки развертывают шумные кампании по «социальным проблемам». Те же люди, которые протестуют против абортов и кричат «Не отнимайте у них жизнь», нередко высказываются за уничтожение людей, одобряя военный аваптюризм ил: »мертвую казнь. У всех этих группировок общие «козлы».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta