Морское право: почему соединенным штатам следует изменить свою позицию

Созыв в Нью-Йорке 22 сентября пленарного заседания III конференции ООН по морскому праву сулит Соединенным Штатам редкую возможность: они могут пересмотреть свое отношение к конвенции, действие которой распространяется на две трети поверхности земного шара, и отказаться от своей оппозиции этому документу.

Конференция по морскому праву, всерьез начавшаяся в 1974 г.,— дело грандиозное. Хотя нетрудно (и поделом) критиковать делегатов за то, что им потребовалось так много времени для достижения договоренности, длительность этого процесса легче понять и объяснить, если вспомнить, что более 150 государств обсуждали приблизительно сто проблем.

По всей вероятности, математики были бы в восторге от возможных комбинаций и вариантов перестановки этих цифр, но о дипломатах этого не скажешь. Если не считать последних акций Соединенных Штатов (когда администрация Рейгана сначала затормозила процесс, потребовав время для изучения договора, а затем проголосовала против него, а следовательно, и против политики администраций Никсона, Форда и Картера), переговоры были победой компромисса и здравого смысла.

Что же предусмотрено конвенцией? Если оставить в стороне юридические тонкости, дело сводится к следующему: она защищает США и все наши интересы гораздо лучше, чем это было до конференции. На переговорах Вашингтону не удалось получить все, чего он хотел. Но он получпл большую часть этого. Хотя режим эксплуатации морского дна сопряжен с некоторыми потенциальными  тяготами,  многие  критики  возражают  но

против этих тягот, а против идеи создания какого-то международного органа с регламентирующими полномочиями.

Было бы лучше, если бы на протяжении прошедшего года Соединенные Штаты уделяли основное внимание переговорам, а не пустозвонству. Угрожая покинуть конференцию, США добились в последнюю минуту некоторых уступок, но, заняв бескомпромиссную позицию, не добились изменений, о которых можно было бы договориться в таких, например, областях, как продажа технологии.

Переговоры означают компромисс. Мы не можем, да в не должны рассчитывать на то, что везде в во всем нам удастся настоять на своем. Вопрос в том, получили ли США достаточно для того, чтобы оградить свои национальные интересы? Или Яв конвенция действительно абсолютно вредна, как это утверждают крайне правые?

По мнению пищущего эти строки — а это, признаюсь, не вполне беспристрастное мнение, поскольку я сам был связан с этими переговорами,— мы, безусловно, получили достаточно. Но точно так же мы явно не сумели убедить американскую общественность и ее выборных представителей в том, что добились успеха. Быть может, если бы было потрачено больше времени на конгресс и меньше на межведомственные склоки, мы сумели бы убедить членов конгресса в том, что договор отвечает нашим высшим интересам и что правые ошибаются, возражая против него.

В конце концов, сейчас 1982, а не 1882 год. Дни диктата и раздела мира между горсткой привилегированных стран отошли в прошлое. Мы уже не можем диктовать свою волю остальному миру и должны признать, что переговоры по самой своей сути означают для нас необходимость отказаться от некоторых ценностей, чтобы получить другие. До тех пор пока общий итог отвечает национальным интересам Соединенных Штатов, мы должны соглашаться с достигнутым результатом.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta