Президентство по-ватикански

Состав авторов приводимых статей представляет весьма широкий идеологический спектр — от леволибераль-ных политиков до последовательных консерваторов. Но высказываемые ими соображения так или иначе подводят к одному выводу: с течением времени становится все более очевидным тот факт, что практически воплощенный консерватизм не только не решает запутанных проблем Америки 80-х годов, но и порождает множество новых проблем, усложняет экономическую ситуацию в стране, до предела обостряет социальные конфликты, ставит под угрозу международную безопасность.

Г. Уилле — профессор американской культуры и политики Северо-западного университета.

Результаты опросов, касающихся популярности Рейгана за первый год его пребывания у власти, напоминают результаты аналогичных опросов за тот же период президентства Джимми Картера — они свидетельствуют об уважении к личным качествам, но и о растущих сомнениях в отношении его деятельности. Сходство неожиданное. Когда картеровский аскетизм уступил место рей-гановскому размаху, из Белого дома был изгнан морализм. В своем желании иметь дело только с государствами, соблюдающими права человека, президент Картер был непорядочным человеком, но паинькой. Этот тип выглядел слишком смиренным, в простом свитере рассуждая об ограниченности наших возможностей. Его мучили угрызения совести из-за Панамского канала. Он хотел исправить ЦРУ и ФБР. Он упрекал американцев за их недостатки.

Рейган, напротив, пришел, чтобы взбодрить американцев, помочь им вновь ощутить себя на верном пути. Скучный «морализм» не подходит этому деятелю, поддерживаемому организацией «Моральное большинство». Два президента олицетворяют фактически две разные морали, чуть ли не две теологии Америки. С точки зрения Рейгана, Джимми Картер был не просто плохим президентом. Он был еретиком. Он признавал — и даже но скрывал этого,— что Америка может заблуждаться. И вот, чтобы опровергнуть эти представления, появляется Рейган, олицетворяющий собой не имперское, а папское президенство. Мы должны верить в Америку и в Рейгана как в ее символическое воплощение. Картер не просто не внушал доверия; он производил впечатление человека, потерявшего веру в наше национальное предназначение. Папы не носят свитеров.

Критики администрации любят говорить сейчас, что президентство Рейгана — это попытка контрреволюции, возврат от кейнспаиской революции к гувернзму. Но это относится к экономической части рейганизма, и то только к одному из ее аспектов. В экономическом молитвеннике этой администрации, книге Днюрджа Гилдера «Богатство и бедность», дая>е доктрина экономики предложения в основе своей является теологической: «Экономисты, которые не доверяют религии, никогда не смогут постигнуть божьего промысла, благодаря которому достигается прогресс». А Дэвид Стокмэн в своих интервью журналу «Атлантпк» сказал о теории предложения: «Вся эта штука будет работать, только если в нее верить» *.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta