«Рейганомнка»: панацея от всех бед или «знахарская экономика»?

Экономическая программа правительства Рейгана отраягает неустойчивое равновесие между тремя различными точками зрения, каждая из которых ставит одну, доминирующую над остальными цель. Прежде всего, в министерстве финансов есть сторонники ориентации экономической политики на предложение, озабоченные в первую очередь увеличением темпов реального экономического роста. Далее, в министерстве финансов и в Совете экономических консультантов при президенте есть монетаристы, озабоченные в первую очередь скорейшим снижением показателя инфляции. И наконец, в Административно-бюджетном управлении есть традиционалисты, озабоченные в первую очередь выполнением своего обещания сбалансировать бюджет к 1984 г.

В печати много говорилось о несовместимости этих точек зрения. Противники нынешней администрации уверены, что рано или поздно программа, основанная на несовместимых элементах стратегии, рухнет под грузом внутренних распрей. Они настолько убеждены в подобном исходе, что мало чем способствуют делу — к разочарованию таких обозревателей-либералов, как Хобарт Роуэн, который продолжает безрезультатно призывать демократов «бороться с Рейганом на экономическом фронте». Но у таких ветеранов, как спикер палаты представителей Томас О’Нил, нет никаких сомнений —к чему бороться с популярным президентом, если его программа все равно обречена?

На самом деле эти три точки зрения совместимы. Сторонники ориентации на предложение понимают, что инфляция может свести на нет сокращение налогов и тем самым эффект ориентации на предложение, которое, по их расчетам, должно дать повышение показателя реального роста. Они полностью поддерживают политику умеренного роста денежной массы. Монетаристы в правительстве довольны тем, что им в их борьбе с инфля-

цией помогают более высокий коэффициент сбережений, а также налоговые облегчения и ограничение правительственного вмешательства, которые стимулируют выпуск продукции и приводят к повышению производительности. Без этой помощи монетаризм может выродиться в свою наиболее экстремальную форму, когда экономика начинает свертываться, вызывая сокращение производства по мере сокращения спроса и в итоге — более высокий уровень цен, чем наблюдался бы в противном случае. Легче добиться снижения цен в условиях, когда более мощные стимулы и более высокий доход, за вычетом налогов, способствуют росту выпуска продукции. Хотя, судя по всему, неопровержимы свидетельства того, что рост денеяшой массы, а не бюджетные дефициты служит объяснением инфляции и высоких процентных ставок, монетаристы ратуют за сокращение дефицитов, чтобы уменьшить соблазн для Совета управляющих Федеральной резервной системы покрыть долг путем увеличения денежной массы.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta