Рейгановская контрреформация

Все, что делает Рейган,— это не столько контрреволюция, сколько контрреформация — возврат к претензиям на то, чтобы Америка стала символом веры для своих граи.дан. Это похоже на реакцию папства, которое в XVI веке созвало Трентский собор для того, чтобы укрепить католическую веру против протестантской реформации. Попытка «вновь сделать Америку великой» направлена против тех мрачных критиков, которые считают, что Америка безвозвратно потеряла лидерство в мире. Поражение во Вьетнаме, считают эти критики, научило нас тому, что Америка не может быть мировым полицейским; очереди на бензоколонках научили пас тому, что мы зависим от арабских реяшмов; Уотергейт поколебал нашу веру в руководство. Во времена дефицита ресурсов, говорили они, Америка как крупнейший мировой потребитель доляша я?ертвовать частью своих богатств, чтобы сохранять друзей. Американские реформаторы говорили, что наша моральная обязанность состоит в том, чтобы сократить притязания Америки, требуя от всего мира меньше только потому, что мы меньше требуем для себя как нации.

Это и была ересь, против которой рейгановская контрреформация намеревалась сосредоточить удар. Как говорит Гилдер: «Утверждают, что мы должны отказаться от

экономической свободы, потому что наш континент освоен, потому что биосфера перегружена, потому что наша технология извращена, потому что наше население растет, потому что наши горизонты суллаются». Эти порочные доктрины, считает он, суть «социология отчаяния», «подсчеты невозмолшого», против которых надо вновь обратить старую веру.

Рональд Рейган был избран не для того, чтобы решать проблемы, поставленные реформаторами, а для того, чтобы заявить, что таких проблем не существует, что Америке не надо ни от чего отказываться, нечего стыдиться, кроме, возможно, нерешительности в отстаивании наших притязаний. Вьетнам, по его словам,— это не провал, а «благородное дело». Не существует проблемы нехватки нефти, просто нам не хватало решимости заполучить нужную нам нефть. Настоящим позором является не Уотергейт, а разрастание бюрократического аппарата. Америка облагодетельствует другие народы, производя пе меньше, а больше, точно так же как мы помогаем нашим беднякам, обогащая богатых. По словам Стокмэна, Рейган предложил «безоблачную картину общества безудержного экономического роста, без инфляции, без страданий».

Таким образом, Рейган пе просто сразу изменил всю аргументацию, он поставил свою программу выше аргументов. Он взывает не к разуму, а к вере, к своему представлению об Америке как о непогрешимой матери-церкви. Его богословы выработали доктрину троицы, которая не выдерживает проверки разумом, но которая поначалу внушает мистическую веру. Это программа единства в трех лицах монетаризма, жесткой финансовой политики и стимулирования предложения. Сплавляя эти несовместимые направления в одну программу, экономическая команда Рейгана становится все больше похожей на епископов Трснтского собора, чем на светских экономистов. Программа будет работать, только если мы поверим в нее.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta