Важнейшая историческая сила

Никакая, мол, другая система не обеспечивает такой общественной эффективности и не совпадает столь точно с волей потребителя. Никакая другая система не припо-сит так стабильно вознагражения тому, кто способен правильно реагировать на конъюнктуру рынка, и так же беспощадно не наказывает того, кто на это неспособен.

Я назвал это направление романтическим потому, что оно игнорирует исторические силы, которые делают практические шаги по возрождению свободной конкуренции неприемлемыми. Прежде всего они неприемлемы именно для тех, кто настаивает на восстановлении прежней роли рынка.

Примечательно, что важнейшей исторической силой, направленной против рынка, являются современные крупные корпорации. Из них тысячи две выпускают ныне примерно 60% продукции частного сектора США. И это не является исключением; такая же концентрация наблюдается и в других индустриальных странах. Крупные корпорации располагают значительной свободой в установлении цен на свою продукцию. Они оказывают влияние на вкусы широких масс потребителей. Равным образом онп сами организуют и снабжение своих предприятий сырьем. Все это ослабляет власть рынка. Если принять во внимание громадные масштабы их инвестиций и связанные с ними долгосрочные прогнозы, то поведение корпораций должно быть именно таким. Операции современной корпорации требуют планирования в частично управляемой сфере. Но его-то классический рынок и не допускает.

Однако идеологов свободного рынка не устраивает поход против корпораций. Никто не направляет огонь пушек против собственной кавалерии. Вот почему приходится делать вид, будто современная корпорация вовсе не существует. Им столь же лицемерно приходится доказывать, будто компании «Дженерал моторе», «Шелл», ППМ, «Филипс» и «Нестле» представляют собой те же ячейки классического атомистического рынка только в несколько укрупненном масштабе. «Мобил» — это якобы лишь повзрослевший лавочник. Это утверждение, постоянно повторяемое представителями корпораций, служит главным образом для того, чтобы создавать впечатление, будто крупная корпорация стоит вроде бы вне закона. Отдает   чем-то   подозрительным,   когда   представители

корпораций (или угодливые профессора политэкономии) вынуждены доказывать, что с точки зрения экономики «Экссон» и благодушный владелец газетного киоска у вашего дома одно и то же, что каждым из них управляют те же самые неумолимые законы конкуренции, что и тот и другой зависят от стихийно складывающихся рыночных цен, что ни один из них не играет в государстве сколько-нибудь значительной политической роли.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta