Разрыв между декларированными принципами внешней политики и ее действительной направленностью

Таким образом, в Кении явно обозначился разрыв между декларированными принципами внешней политики и ее действительной направленностью. Учитывая это, кенийские лидеры вскоре стали вносить некоторые коррективы в свою внешнеполитическую концепцию, в толкование отдельных ее принципов.

В 1970 — 1973 годах министр иностранных дел Н. Мунгаи выступил в печати с рядом статей по внешней политике, в которых, подтверждая в целом приверженность Кении принципам ОАЕ, пытался подвергнуть ревизии принцип неприсоединения и обосновать закономерность прагматического курса во внешней политике, который в данном варианте фактически сводился к прозападной ориентации. Разъясняя внешнеполитический курс кенийского правительства и оправдывая ориентацию нг сотрудничество в первую очередь с капиталистическими странами Запада, он подчеркивал, что „Кении следует исходить из интересов собственного развития, из сложившихся условий торговли и сбыта кофе и т. д."23. Скрывавшиеся за этой позицией попытки ревизии принципа неприсоединения подвергались критике в самой Кении, и кенийское руководство не решилось открыто выступать в этом ключе на международной арене.

В 1972 — 1973 годах кенийские представители на международных форумах высказываются за разработку развивающимися странами обшей торгово-экономической стратегии. При обосновании своих предложений они делают акцент, однако, не на необходимость защиты интересов африканских стран от империалистического вмешательства, а на то, что процесс ослабления напряженности в отношениях между великими державами якобы может неблагоприятно сказаться на положении африканских стран в мировой экономике. Тем самым искажалась не только сущность разрядки напряженности, но и притуплялась антиимпериалистическая направленность принципа африканского единства, ограничивалось его применение.

Эти новые моменты получают развитие в программных документах КАНУ и правительства, подготовленных в связи с парламентскими выборами в октябре 1974 года. В опубликованном в августе предвыборном манифесте КАНУ на первое место выдвигается задача активизации деятельности ОАЕ по обеспечению „большей экономической и политической интеграции" африканских стран, предоставлению им „более льготных условий в торговле и получении кредитов".

На этот раз в программном документе партии принцип неприсоединения был обойден молчанием, не упоминался он и в пересмотренном в 1974 году уставе КАНУ25. Принцип неприсоединения подменялся идеей прагматического подхода к проведению внешней политики: внешняя политика, по словам министра иностранных дел М. Вайяки, должна прочно основываться на „прагматизме и реализме"26. Привлечение иностранного капитала рассматривалось как основная внешнеполитическая задача, а антиколониализм сводился, по сути, к оказанию одной только материальной поддержки освободительным движениям.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta