Заключение, или Итоговые размышления

И
так, мы завершаем путешествие в этот странный мир активистов. Он кажется нам загадочным, чужим, смешным или страшным во многом из-за того, что редко попадает на экраны телевизоров. Вместе с тем мир активистов — это не далекий остров и не подполье — это часть нашего общества, это люди вокруг нас, соседи по подъезду, коллеги по работе. Это обыкновенные люди с нормальными притязаниями, средними способностями и обычными заботами.
Самая важная черта нынешней волны общественной активности — то, что обычные люди, обыватели, становятся общественными деятелями и участвуют в социальных движениях. Они отличаются от остальных лишь тем, что в отдельных ситуациях (далеко не всегда) идут другим путем, плывут против течения. Они не хотят пассивно терпеть или приспосабливаться к проблемной ситуации, и поэтому пытаются изменить ее.
Надеемся, что мы доказали, что в России активных граждан достаточно и что в стране успешно идет процесс становления социальных движений. Мы предоставили читателю возможность увидеть все разнообразие и динамичность активистского мира, в том числе узнать о его проблемах и ограничениях. Возможно, некоторые явления мы описывали слишком увлеченно, но мы ничего не выдумывали и старались быть объективными. Тем же, кому скептицизм, цинизм или высокомерие не позволили с доверием отнестись к нашему повествованию, мы предлагаем самим встретиться с активистами. В любом случае мы будем рады получить отзывы от всех читателей, в том числе и критического свойства (пусть даже и не очень аргументированные). Давайте спорить!Мы предприняли попытку объяснить, откуда берутся активисты, как в таком обществе, как российское (где выражение «качать права» является ругательством), есть люди, которые гордо заявляют: «Права не дают, права берут». Предпосылок и причин (так же, впрочем, как препятствий и противодействий) очень много, и мы не станем повторять здесь все, что мы подробно изложили раньше. Приведем лишь самые, на наш взгляд, весомые.
Во-первых, это процесс изменения фрейма (привычного образа мыслей и действий) — в определенной ситуации и при особых условиях, — который лежит в основе превращения обывателя в активиста. И — самое важное — эти изменения происходят, когда человек сталкивается с проблемой или противоречием коллективного свойства, которое он остро ощущает и которое заставляет его сомневаться в том, что имеющийся порядок вещей «нормален». Взгляды, представления, ценности человека меняются в процессе решения проблемы, одновременно с освоением новых практик и участием в новых взаимодействиях. Изменение фрейма — это обретение нового опыта.
Среди главных условий, способствующих началу активизации индивида, мы выделили следующие: столкновение с явной несправедливостью, формирование команды единомышленников, эмоциональный заряд, изменение взгляда на себя и других, первые ощутимые результаты деятельности. На начальном этапе активизации человек подвержен сильным сомнениям и плохо подготовлен к тому противодействию, которое оказывают оппоненты (власть, бизнес, чиновники или внутренние противники) . Это противодействие либо подталкивает его к более решительной борьбе, либо останавливает процесс активизации.
На следующем этапе активизировавшийся обыватель становится «завзятым активистом», который уже вряд ли сможет вернуться к «обычной жизни» — для него активизм «привычен», его мировоззрение и ценности изменились, а противодействие, с которым он сталкивается, только усиливает его решительность. На этом этапе большую роль играют плотность, качество и широта сети социальных связей, в которые включен активист, его членство в коллективном органе управления, формирование ощущения, что он не только может влиять на окружающий мир, но и придать другим уверенность в собственных силах.
Среди главных черт коллективной составляющей активистского фрейма назовем следующие: формирование сплоченного коллектива активистов, возникновение сети горизонтальных связей (в том числе за пределами собственно группы или коллектива) и наличие организации, поддерживающей солидарность и активность в коллективе. Для долгосрочного существования активистской деятельности, а также для развития и расширения движения это главные условия. Без этого разные активистские инициативы остаются обособленными, со временем ослабевают, не приобретают ни массовости, ни публичности.
Именно с внутридвиженческими организациями и координацией социальных движений ведется самая жесточайшая война. Мы неоднократно описывали случаи, когда представители власти или бизнеса (застройщика., работодателя и так далее) направляют свои усилия главным образом на то, чтобы внести раздор в ряды сопротивляющихся активистов, препятствовать коммуникации между ними, запретить, дискредитировать, раздавить их организации (профсоюзы, инициативные группы, координационные советы).
С началом экономического кризиса это противодействие стало особенно жестким. Участились случаи бандитских нападений на общественных и профсоюзных активистов (многие из которых так и не были раскрыты), необоснованных задержаний (под выдуманными предлогами — борьба с «экстремизмом», наркотики), публичной травли (якобы протест-ное движение финансируется «коварным Западом»., стремится «дестабилизировать обстановку в стране»). Некоторые наши товарищи стали жертвами зверских убийств. Одного из авторов этой книги пытались дискредитировать: Карин Клеман называли могущественным манипулятором, управляющим всем забастовочным движением страны(!) и богатейшим западным спонсором всех протестных инициатив(!). Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Видимо, власть имущие полностью потеряли связь с действительностью. Они расправляются с оппонентами, невзирая на законы и человеческие ценности. В Россию возвращается атмосфера вседозволенности, бесправия и безнаказанности 1990-х годов.
Но кем бы ни были заказчики этих преступлений — чиновниками, мелкими бизнесменами или могущественными магнатами — они не учитывают главного: российское общество уже не то, каким оно было в 1990-х. Страна покрыта широкой сетью активистских структур, в которой состоят не только успевшие привлечь к себе внимание «бунтари», но и десятки тысяч обычных людей: бабушек, родителей, работяг, мелких предпринимателей, молодых ребят, которые не хотят, чтобы к ним относились как к быдлу. В ее рядах растут все новые и новые лидеры. Сегод ня, не рискуя развязать гражданскую войну, уже невозможно всех задавить и всем манипулировать. Власть напрасно борется с социальными движениями — ей стоило бы опереться на них, чтобы вывести протест в регулируемое русло, вести переговоры с реальными акторами социального действия, а не с послушными и зависимыми профессиональными осваивателями грантов или самозванцами.
Напомним еще об одной весомой предпосылке нынешней волны активизации: о появлении новых лидеров, отвечающих требованиям ситуации и обладающих авторитетом. Причем чем шире становится активистская среда, тем больше вырастает в ней новых лидеров. Эти лидеры имеют разный общественно-политический опыт и разное происхождение, но они выделяются широким кругозором, вовлеченностью во многие проекты, способностью внушать людям уверенность в собственных силах и содействовать процессу трансформации фреймов (лишь немногие из них ограничивают сферу своей деятельности одной проблемной ситуацией). Эти люди, экспортируя свои навыки и взгляды за пределы коллектива активистов, в котором произошло их становление в качестве лидеров, выступают ключевым звеном в формировании сетей и консолидации движения.
Большая часть нынешних активистов еще недавно были обывателями, а значит, в России существует перспектива роста влияния и численности социальных движений. Необходимо понимать, что эти движения не чужеродны для российской почвы и вовсе не являются «импортом» стереотипов о гражданственности или гражданском обществе, как любят утверждать и консерваторы, и либералы. Наоборот, активистские начинания почти всегда разворачиваются на локальном уровне, и чем они сильнее укоренены в повседневности, тем успешнее они развиваются.
Это не означает, что гражданские инициативы обречены и далее, быть малочисленными и привязанными только к конкретной проблемной ситуации. Нельзя утверждать, что если сегодня в России нет массовых социальных движений, то люди не стремятся к солидарности, координации действий и выработке общих позиций. Самые разные комбинации активистских сетевых структур выстраиваются по всей стране, поднимаются общезначимые проблемы, выдвигаются общие требования, рождаются единые лозунги. Кристаллизуется общий гражданский и активистский дух, есть и шаги к политизации.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

    • Онлайн рулетка
    • Проверка готовности заказа онлайн. Игры онлайн. Коллекция онлайн игр
    • roulette-gambling.net
     

Статистика:

Meta