Движенческие структуры как новая форма общественной активности в России

А разве есть социальные движения в России? На этот вопрос мы ответим — да. И хотя они слабо развиты и слабо структурированы, но они есть.
Более того, мы считаем, что можно говорить о качественных изменениях в формах и восприятии общественной активности.
Рассмотрим два случая.. Первый — первомайская демонстрация КПРФ в Москве: разрешение получено, колонны четко выстроены, во главе идет председатель партии, он же выступит первым на митинге. Все ораторы заранее известны, также заранее известно, что демонстрация завершится дежурными речами («Долой антинародный режим!» и «Голосуйте за нас!»), после которых люди спокойно разойдутся до следующего призыва своей партии. Второй — шествие против монетизации льгот в Ижевске: колонн нет, участники группируются по степени близости взглядов или интересов и перемещаются из одних групп, в другие, одни кричат: «идем туда», другие — «идем сюда». Некоторые молодые ребята сопровождают демонстрацию на велосипедах, на импровизированной трибуне царит беспорядок, микрофон передается из рук в руки всем желающим, после окончания митинга никто не хочет уходить, люди идут перекрывать улицу.
Эти два случая являются крайними: конечно, не все демонстрации, организованные КПРФ, проходят так скучно и безжизненно, и не все акции, инициированные гражданами снизу, проходят так весело и энергично. Однако в первом случае мы имеем дело с традиционным типом коллективных действий, а во втором — с новой, только что родившейся формой.
В первом случае события разворачиваются по следующему сценарию. Политическая (или общественная) организация призывает поддержать еена акции или на выборах, участники являются либо членами, либо сторонниками этой организации, власть — гласно или негласно — дает санкцию на акцию. От участников мероприятия не ожидают никакой самодеятельности, тем более инициативы, и все это напоминает «старую» и знакомую любому социализированному в советской системе человеку форму «административной» общественной деятельности, при которой общест-ненная активность считалась нормой, приветствовалась и организовывалась властью. Кстати, именно отвращение к этому советскому типу активности стало одной из причин постсоветской общественной пассивности. Появившиеся с 2005 года социальные движения являются новой формой общественной активности. Речь идет о движенческой форме активности, то есть о разветвленных горизонтальных структурах, в разной степени связывающих различные низовые гражданские инициативы, общественные организации, профсоюзы или политические организации между собой, а также привязывающих точечные проблемы, специфичные и локальные миры к общим проблемам и взглядам на устройство общества. Движенческая форма активности граждан динамична, она предполагает возможность изменений в зависимости от степени координации сил, вовлеченности участников и контекста коллективных действий.
Новизна этих форм, конечно, относительна. Речь идет об условной «новизне» в сравнении со «старыми» формами общественной активности. Например, первомайские дефиле, обязательные профсоюзные или партийные собрания, бюрократические и официозные мероприятия, которые исполняли роль «приводных ремней» в механизме власти. Эти формы во многом сохраняются, но они мало подходят недавно активизировавшимся людям.
Здесь же стоит заметить, что «постперестроечные» формы общественной деятельности также имеют скромный мобилизационный потенциал: речь идет в первую очередь о НКО или НГО (некоммерческие или негосударственные организации), а также о правозащитных организациях времен Ельцина, которые мало участвуют в движенческих структурах и мало привлекают новых активистов.
С партиями и профсоюзами дела обстоят несколько иначе: некоторые из них участвуют в движенческих структурах, а иногда и играют в них значимую роль. Но их участие обычно реализуется на локальном уровне и в целом не касается федеральной партийной или профсоюзной структурыГоворя о новизне, отметим также, что «новыми» могут являться «старые» типы организации (например, традиционные профсоюзы), если они адаптируют свой стиль деятельности к ожиданиям новых активистов. И наоборот, некоторые «новые» формы активистской деятельности (например, движение панков) могут не перекликаться с тем, что готовы воспринять недавно активизировавшиеся люди. Другими словами, старые формы могут быть возобновлены, а новые формы могут быть не востребованы.
Ключевым здесь является соответствие организации или типа активистской деятельности низовым гражданским инициативам. Необходимо, чтобы формы объединений создали резонанс с заботами, интересами и взглядами «обычных граждан», которые начинают активизироваться. А новые активисты предпочитают централизованным структурам формы самоорганизации, привязанные к конкретной проблеме определенного сообщества, укорененные в повседневном мире, характеризующиеся деидеологизиро-ванностью и прагматичностью и в то же время склонностью к активному использованию протестных действий и выстраиванию горизонтальных связей с другими подобными группами в борьбе за поставленные цели.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta