Как рождались политические движения

Казалось бы, все спокойно, обычные люди занимаются своими обычными делами, политики — своими. Все тихо. И вдруг, когда никто (почти) этого не ожидал, как гром среди ясного неба грянули массовые выступления против монетизации льгот.
Это событие нельзя недооценивать — это самые массовые стихийные уличные выступления в постсоветской России, по крайней мере с 1989-1990 годов. В общей сложности за январь-февраль 2005 года в них приняли участие 500 тысяч человек. Все крупные и средние, а иногда даже и небольшие города были охвачены протестной волной. То был явный вызов самоуверенным прогнозам политтехнологов, экспертов и циничных политиков, которые думали, что население «проглотит» еще одну реформу, если ее преподнести как очередной «подарок» властей в виде «живых денег» вместо якобы иллюзорных льгот. Это был первый (и самый наглядный до сих пор) случай, когда федеральная власть была вынуждена идти навстречу требованиям протестующих.
Условно можно сказать, что с движением против монетизации льгот на общественную сцену современной России вышел новый персонаж, новый актор — рождающиеся или перерождающиеся социальные движения.
В последующие годы (2006-2008), вслед за всплеском социального протеста против так называемой монетизации льгот (пик которого приходился на январь-март 2005 года) на общественном поле произошли качественные изменения. И если столь массовых протестных движений, как в начале 2005 года, уже не наблюдалось, то рост низовых гражданских инициатив на микроуровне продолжился. Наиболее заметно — вокруг жилищных и градостроительных проблем на уровне дома, двора или района, но участились также и трудовые конфликты на уровне предприятий. Кроме того, стали развиваться всевозможные сети, обеспечивавшие взаимосвязи между активистами разных проблемных точек и разных направлений деятельности. Формировались коалиции, товарищества, движения, координационные советы. Образовалась активистская среда, в которой передавалась информация и формировалась особенная общественно-политическая культура, в ее недрах рождались единые кампании, и происходила своего рода «антиобывательская» революция.
Эти преобразования не стали массовыми (они охватывают не более 7-10% населения), но они настолько очевидны и отличны от всего того, что наблюдалось в прошлом, что это явление начинают отмечать даже ученые, политики и журналисты. Социальные движения стали новым объектом политических и научных дискурсов.
В этой главе мы сначала уточним понятие «социальное движение» и выясним, вправе ли мы говорить о его появлении в России, а затем проведем небольшой исторический экскурс и проследим динамику коллективных действий на протяжении последних десятилетий. Закончим обзором основных, на наш взгляд, социальных движений современной России и их основных характеристик.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta