Общественный подъем 1989-1991 годов

Нынешний подъем социальной активности во многом похож на подъем, наблюдавшийся во время перестройки в конце 80-х — начале 90-х. Но между этими двумя волнами есть и существенные различия: кардинальным образом изменился политически-институциональный контекст исмысл мобилизаций. В конце 80-х началом послужили сигналы об ослаблении системы государственного контроля и появление пространства свободы, в которое тут же ворвались многочисленные народные инициативы и движения. Таким образом, почва в виде обширных ассоциативных структур (как официальных, так и подпольных или неформальных) была уже готова4, и очаги недовольства и критики только ждали искры, которая могла их поджечь. Этому периоду посвящено достаточно много литературы, поэтому мы ограничимся упоминанием лишь самых крупных движений перестроечного времени.
Период 1986-1988 годов ознаменовался процветанием и выходом в публичную сферу так называемого «неформального» движения5. Корни этого движения уходили в молодежную неофициальную субкультуру. Она возникла в СССР в 1960-е годы, и, видоизменяясь и подвергаясь преследованиям властей, затем в 1970-е годы, породила разнородные по направлениям и способам деятельности течения — от природоохранных дружин и клубов самодеятельной песни, до диссидентского, правозащитного движения, а также различных религиозных и националистических объединений.
Под общим названием «неформальное движение» подразумевался широкий спектр самых разных общественных инициатив или сообществ, которые развивались на грани официальных властных структур, создавали общую «неформальную» среду (через самиздатовскую литературу, музыку, всевозможные клубы и кружки) и откуда и вышли первые демонстранты в поддержку перестройки и демократизации. В этой среде пересекались такие разнообразные движения, как экологическое6 («старые» дружины охраны природы, «Байкальское движение», инициативы против строительства атомных станций, комитеты в защиту окружающей среды); педагогическое («старые» коммунары); рок-движение; движение за восстановление памятников русской старины («Память»); за сооружение мемориала жертвам сталинских репрессий («Мемориал»); интеллектуальные и дискуссионные клубы; вскоре преобразовавшиеся в политические кружки и т. п. Чуть позже появились региональные народные фронты и националистические движения в республиках, а также в регионах (вокруг темы самоопределения, борьбы с централизацией и защиты национальных или региональных особенностей). Бурно развивались самоуправляющиеся инициативы, главным образом в производственной, но также и в жилищной сфере7, — в это время с подачи или при поддержке власти (кооперативы, советы трудового коллектива, товарищества, комитеты общественного самоуправления). В «неформальной» среде бушевали страстные дискуссии, и шел интенсивный обмен мнениями о сути происходящего, под влиянием которых значительная часть «неформалов» стала политизироваться.
Неформалы массово вылились на улицы в 1989 году, выступая сначала за «ускорение» демократизации, а затем против бюрократии, за отмену руководящей роли КПСС. На этот год пришелся пик демократического движения. Сотни тысяч людей самой разной политической ориентации (анархисты, монархисты, коммунисты, националисты, экологи и т.д.) и без всяких политических симпатий прошли по улицам городов, чтобы вернуть себе голос и потребовать от партийной бюрократии «вернуть власть народу». В это время все были объединены общей борьбой с системой (которая понималась, как монополия одной партии, присвоение власти бюрократией, отсутствие свободы слова и политических свобод). Но коллективные действия не сводились только к уличным демонстрациям. «Неформалы» в массовом порядке участвовали в первых полусвободных выборах 1989-1990 годов. Организовавшись в клубы избирателей, они выдвигали кандидатуры и проводили кампании в защиту своих кандидатов.В те же годы прошли самые крупные забастовки8: они начались как забастовки рабочих угольных бассейнов (отсюда наименование «шахтерское движение»), выдвигавших чисто экономические требования, однако требования быстро переросли в политические (рабочий контроль, самоуправление, отмена руководящей роли партии). Тогда же родились первые свободные профсоюзы (в частности, Независимый профсоюз горняков). Не без посредничества политиков-демократов (в частности, Ельцин, Явлинский и Гайдар съездили на встречу к бастующим шахтерам) стачкомы и профсоюзы также стали поддерживать общий лозунг о демократии.
Пересечение и кумулятивный эффект всех этих волнений — рабочих, «неформалов», «националистов», если к этому добавить еще пособничество части номенклатуры, и привели к распаду советской системы, к свержению Горбачева и приходу Ельцина во власть. Этот период «демократической эйфории» и «святого союза» против коммунистической однопартийной системы закончился с избранием в июне 1991 года Президентом РСФСР Бориса Ельцина. Рассыпаться этот союз начал раньше -разные идеологические течения утвердились уже к 1990 году, однако призывы к массовой поддержке «лагеря реформ» против «лагеря консерваторов» взяли верх, а Ельцин стал знаменем «демократии» и «либеральных реформ».
2 В частности, см.: Козлов В. Массовые беспорядки в СССР при Хрущеве и Брежневе.
Новосибирск: Сибирский хронограф, 1999.
3 Левин М. Советский век / пер. с англ. Б. Новикова, Н. Копелянской. М.: Издательство
«Европа», 2008; Шубин А Диссиденты, неформалы и свобода в СССР. М., 2008; СНаиV^е^^.
Ш55: ипе зоаёнё еп тоиуетеш: / ес1. с!е ГАиЪе. Рапз, 1990.4 Шубин А. Истоки перестройки (1978-1984). М.,1997.
5 Фадин А. Неформалы и власть. (Размышления о судьбах гражданского общества в
СССР). // Общественные самодеятельные движения: проблемы и перспективы / под
ред. Е. А. Суслова. М.: НИИ культуры, 1990; Неформальная Россия. М.: Молодая гвар
дия, 1990; Кагарлццкий Б. Рождение гражданского общества, // Общественные само
деятельные движения. М, 1990; Яницкш О. Социальные движения. 100 интервью с ли
дерами, М.: Московский рабочий, 1991; Юшенков С. Неформальные движения; общая
характеристика и основные тенденции развития. М., 1998; Шубин А. Преданная демо
кратия. СССР и неформалы (1986-1989 гг.). М.: Европа, 2006.
6 30 лет движения. Неформальное природоохранное молодежное движение в СССР.
Факты и документы 1960-1992 гг. / под ред. Мухачева С. Г., Забелина С. И. Казань, 1993.
С. 25; Яницкий О. Экологическое движение в России: Критический анализ. М., 1996.7 Шомина Е. Становление жилищного движения в России. // Социологические исследования. 1995. № 10; Р^сЬ’апсе С. Ноизтд рпуайзайоп апй Ноте ргосезЕ т сЬе (ГЗПБШОП йгот зше зоааНзт: а согпрагайуе зшёу ог Вийарезс апс! Мозсотлг. // Шгегпайопа! .Тоигпа! оГ Шэап апй Кефопа! ЯезеагсЬ. 1994.18(3): 433-451.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta