Что такое социальные движения?

Социальные движения давно стали самостоятельным предметом социологии, по крайней мере, для социологов, которые считают, что историю делают не только обстоятельства и структуры, но также и действующие люди. На Западе социальные движения рассматриваются социологами, как основной актор социальных изменений. В России же до недавнего времени исследователи почти не обращали внимания на социальные движения (тем более что такие движения были очень малочисленными). В целом в российской социологии до сих пор преобладает иной взгляд на социальные преобразования: либо они представляются как импорт новшеств извне, либо как реформы сверху (проводимые просвещенной или менее просвещенной правящей элитой). Мало кто из исследователей задумывается о возможности влияния на курс развития страны «снизу».Разберемся с термином.
Условно можно выделить четыре разных понятия, имеющих то или
иное отношение к социальным движениям:
1. коллективное поведение , «случайное» (необдуманное, не результат
стремлений) сходство в привычных практиках людей (толпа, зрители);
2. коллективные действия: координация действий между людьми для
достижения коллективной цели;
3. социальный протест: разновидность коллективных действий (чаще
всего ключевой момент в сплочении коллектива для достижения цели);
4. социальные движения: слабо формализованные и слабо институци-
ализированные коллективные действия, обладающие определенной
устойчивостью, в какой-то мере организованные, скоординирован
ные и направленные на социальные изменения.
Мы будем использовать понятие «социальное движение» в самом широком смысле этого слова — в том определении, которое дал Петр Штомп-ка1, — и не будем предъявлять к этому понятию жестких теоретических требований. Из-за относительно краткого срока наблюдения и особенно из-за слабых горизонтальных связей между разными гражданскими инициативами и тематическими и региональными движениями, возможно, стоило говорить скорее о констелляции социальных инициатив, имеющих слабые взаимосвязи и организационные основы. Но слабое движение все же есть движение, да и термин уже стал самостоятельной научной категорией, так что считаем более продуктивным использовать для
анализа именно его.
Также важно с самого начала уточнить, что социальные движения не тождественны тем или иным организациям, которые могут быть акторами коллективных действий. Так, например, некоммерческие (негосударственные) организации (НКО или НТО) не являются социальными движениями, хотя могут способствовать их возникновению. НКО — это формально признанные правовым государством объединения граждан. Но помимо них, есть неформальные объединения — гражданские инициативы (низовые и спонтанные объединения людей на микроуровне для решения какой-то коллективной проблемы или выражения коллективной позиции).
Помимо этого понятие социального движения подразумевает, что политические партии или организации если и играют в нем роль, то не самую главную. То есть речь идет все же о гражданских, социальных инициативах, не ставящих во главу угла цели захвата власти, а стремящихся именно к изменению системы общественных отношений. Такова наша общая теоретическая схема.
Следующее уточнение может вызвать возмущение некоторых ортодоксальных демократов: к социальным движениям мы относим как прогрессивные или демократические движения, так и реакционные, авторитарные или фашистские. Определение не подразумевает каких-либо нормативных или ценностных критериев. Мы сознательно исключили чисто фашистские движения из нашего поля исследования, но в принципе они также являются составляющей объекта.
В тех движениях, которые мы исследовали, мы иногда сталкивались с ксенофобски настроенными активистами. Но при большом разбросе идеологических ориентации в целом преобладала точка зрения, согласно которой социальные конфликты не имеют ничего общего с расовой или национальной враждой.
Однако мы не станем отрицать, что националистические движения и те движения, которые стали объектом нашего исследования, имеют общую почву. Порой процесс активизации (то, как человек приходит в движение) в националистических движениях весьма схож с тем, о котором мы будем говорить далее. Разница в идеологических ориентациях во многом зависит от круга участников активистской группы, в которую попал человек.
Наконец, следует объяснить, почему мы придаем столь большое значение протестному моменту в деятельности движений. В научных дискуссиях нас часто упрекали, что мы уделяем много внимания протестам. Наше объяснение не сводится к личным увлечениям авторов и имеет теоретическое обоснование. Поскольку социальные движения понимаются как вектор социальных изменений, они немыслимы без конфликта. Хотя некоторые теории и допускают социальные преобразования путем диффузии новых ценностей или идей (через феномен моды, например) или просвещения «незнающих масс» продвинутой интеллектуальной или правящей элитой, все же в основе большинства теорий социальных измененийлежит именно конфликт. И мы являемся сторонниками именно такого взгляда. Если речь идет об изменении структур распределения власти и/или благ, то те группы, которые располагают властью и благами, будут сопротивляться переменам, угрожающим их позиции. И без конфликтов здесь не обойтись. Конфликты занимают центральное место в концепциях таких весомых социологов, как Георг Зиммель, Алан Турен, Сидней Тэрроу, Чарльз Тили. Заметим, кстати, что в России, наоборот, ученые и политики разделяют общее тревожное отношение к конфликту. В силу советского исторического опыта они склонны считать социальные конфликты неприемлемыми и деструктивными.
Мы предлагаем рассматривать конфликты более объективно и менее эмоционально, как естественное состояние общества, в котором существуют различные социальные группы с различными интересами и притязаниями. Социальные движения отстаивают интересы и взгляды, которые могут находиться и чаще всего находятся в противоречии со сложившимся балансом интересов и доминирующими идеями. Они оспаривают существующий порядок вещей и неизбежно сталкиваются с сопротивлением тех, кто защищает этот порядок.
Кроме того, протестные действия интересны тем, что именно в их ходе проверяется стойкость, сплоченность и вовлеченность участников движения. Протестный момент значим для солидаризации и самоидентификации активистов (мы — они). При этом следует отметить, что ни в нашем социологическом воображении, ни в действительности деятельность движений не сводится к протесту. Спектр возможных действий весьма широк: от петиций и оргсобраний до уличных выступлений. Однако едва ли можно считать социальным движением сообщество или даже сеть сообществ, никогда публично не протестовавших и не заявлявших о своей готовности к активной защите своих интересов и взглядов.
Протестный момент (или конфликтный, или «оспаривающий») — составляющая часть социальных движений и необходимое условие их становления. «Протестное движение» (точнее было бы сказать «оспаривающие движения») стало самым популярным названием для социальных движений, и в книге мы будем использовать во многом как синонимы научный термин «социальные движения», публицистический термин «протестные движения», привычный (юридический и исторический) термин «общественные движения» и неопределенный термин «движение».Сами активисты относят себя чаще всего к какому-либо конкретному движению, (сдвижение какой-то категории населения, движение против чего-то или за что-то). Поскольку общего термина для обозначения нынешней стадии развития низовых гражданских инициатив и процесса их координации нет, мы чаще всего будем называть движения теми словами, которые используют сами участники. А для наших теоретических обобщений предпочтем термин «социальные движения» как самый нейтральный и выражающий новшество тех движений, которые мы исследуем.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta