Закат активистского потенциала: 1999-2005 ГОДЫ

С приходом Путина во власть активность угасла. Резко упали все индикаторы общественной или политической активности, причем во всех сферах одновременно. Во многом это объясняется стабилизацией: экономической, социальной и политической. Производство восстанавливается, начинается экономический рост, зарплаты выплачиваются во — время,- все это снижает уровень недовольства людей своим положением. Объявлена «борьба с бедностью», демонстративно арестованы или нейтрализованы некоторые олигархи, восстановлен государственный контроль над ключевыми секторами экономики, провозглашена «диктатура закона» и взят курс на укрепление государства. Добавим сюда теракты и вторую чеченскую войну, вокруг которых власть развернула мощную риторику о необходимости сплочения всех против «угрозы терроризма», а также возврат к старым напевам о сверхдержавности и шаги, демонстрирующие способность российской власти противостоять США. Соединив вместе все эти ингредиенты, мы получим рецепт, обеспечивший путинской власти массовую если не поддержку, то по крайней мере лояльность.
Играя на патриотических и антиолигархических настроениях, на потребности в порядке и стабильности, на стремлении к социальной справедливости, новая власть сумела создать образ, соответствующий ожиданиям населения. Благодаря удачному манипулированию этими ценностями и монополизации административных ресурсов путинская власть де-факто уничтожила политическую оппозицию, которая могла бы играть роль референта для социальных движений.
Режим сумел восстановить популярность и легитимность. В официальной идеологии произошли перемены — в частности, смещение в сторону ценностей основной массы населения: казалось, власть уже не поощряет беспредел и обогащение любыми средствами, как это было при Ельцине.Смена идеологии сопровождалась реформой структур власти, направленной на укрепление «вертикали»: в политике, в экономике и в общественной сфере.
Вследствие производственного роста и приостановки борьбы за собственность, а также принятия нового Трудового кодекса (февраль 2002 года) на предприятиях укрепились позиции работодателей. К этому стоит добавить удовлетворение от регулярной выплаты зарплаты и повышение ценности производственного труда. Все это ослабило позиции профсоюзов, тем более чго самая крупная, но инертная профсоюзная организация (ФНПР) в ходе торгов и дискуссий о реформе трудового законодательства получила в обмен на лояльность квазимонополию на представительство наемных работников.
Кроме того, целый ряд реформ укрепил контроль власти над общественной и политической жизнью. В числе их последствий следует упомянуть: усиление бюрократических и формальных барьеров против демонстраций и забастовок; упразднение прямых выборов губернаторов, практическую невозможность проведения референдумов по инициативе населения, отмену одномандатников на общенациональных парламентских выборах, подъем барьера для вхождения партий в Думу с 5 до 7%, трудноосуществимые нормы регистрации партий (минимум 50 000 членов в 45 регионах), усиление контроля государства за НКО и так далее. В результате публичное пространство, не сводимое к сфере власти, резко сузилось. В целом институционально политическая система закрылась для новых игроков, оппозиционеров и низовых и неподконтрольных групп. Довершил этот процесс рост репрессий и запугивание оппонентов и протестующих, контроль над крупными теле-СМИ, а также внедрение «официального гражданского общества» (создание органов «гражданского общества», избираемых и контролируемых президентской властью, например Общественной палаты). В результате были ограничены политические свободы и законные возможности коллективных действий.
Стоит добавить, что все это имело место при относительном равнодушии населения, для которого в массе своей эти свободы значили гораздо меньше, чем главные ожидания: стабильность, конец беспредела и прекращение разворовывания богатств страны. Люди мало беспокоились об утрате свобод — их опыт говорил, что формальные законные права малочто значат. Главный урок ельцинской эпохи для многих заключался в том, что закон выгоднее обходить, поскольку «на бумаге одно, а в действительности совсем другое».
О свободе памятны высказывания рабочих 90-х годов: «А что свобода? Для чего, для кого? Что это за свобода, когда ты и колбасу купить не можешь?» Основная часть населения в начале 2000-х годов работала, покупала, потребляла, копила, улучшала свои жизненные условия. Одним словом, люди вздохнули с облегчением: худшие времена позади, и теперь можно использовать стабильность, чтобы наладить свою жизнь. Прямые или непрямые выборы губернаторов (выбираем, не выбираем — результат один и тот же), больше или меньше свободы для НКО (а что такое НКО?), больше или меньше прав для профсоюзов (а толку-то от них?), больше или меньше партий (а разве есть между ними разница?) — дело
десятое.
Такой ситуацию видели практически вес, за исключением части интеллектуалов, либералов, журналистов, руководителей НКО, миноритарных партий и профсоюзов. Громче всех кричали о надвигающейся диктатуре либералы 90-х годов, которые оказались институционально вытеснены с политического поля. В своих СМИ, они, прежде всего, голосили о наступлении на свободу слова (которой сами ранее уже лишили протестующих рабочих и представителей «коммунистической» оппозиции). В гораздо меньшей степени были слышны голоса свободных профсоюзов, боровшихся в 2000-2001 годах против правительственного проекта Трудового кодекса (они были тогда названы либеральной прессой «карликовыми профсоюзами-’)- В тот момент у всех на слуху были имена Гайдара, Немцова, Хакамады и при этом едва ли кто-то слышал фамилии лидеров маленьких левых партий, такие как Тюлькин, Крючков или
Пригарин.
Ну, это так, для полемики. В целом же ни те, ни другие особенно не были нужны основной массе, населения, которая наконец стала жить лучше и доверила руководство страной Путину^ «благодетелю» и «сильному лидеру». Тем более что для борьбы с «чеченскими боевиками» и «международным терроризмом» была необходима сильная рука (старая риторика о «красно-коричневой угрозе» к тому времени уже потеряла пригодность)…

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta