Российские социологи о социальных движениях

Что нам дает отечественная социология для понимания нынешней волны общественной активизации? Приходится признать, что дает очень мало. В России социология социальных (общественных, как принято здесь их называть) движений, так, и не стала самостоятельной областью. В настоящее время крайне мало социологов изучают общественные инициативы, а скорее рассуждают о слабости гражданского общества, сводят дискуссию к вопросу о роли НКО и отслеживают «протестный потенциал». По сравнению с уровнем дискуссии на Западе, где социальным движениям отводится ключевая роль не только при изучении коллективных действий, но вообще в понимании социальных трансформаций, в российской социологии этот предмет является делом узкого круга специалистов и почти лишен научной легитимности. Есть исключения, и о них мы расскажем дальше, но в целом на общественном фронте — тишина.
Этому безразличию есть несколько достаточно очевидных причин. Во-первых, период самых оживленных научных дискуссий о социальныхдвижениях совпадает с пиком общественного подъема на рубеже 1980-1990-х годов. Вместе со спадом социальной активности упал и интерес к этим движениям. Тем более — и это существенно — что последующие движения не носили столь выраженный (во многом выдуманный социологами) демократический характер. Во-вторых, социологи не видят объекта длл исследования. С той высоты, с которой большинство из них смотрят на общество, они не замечают и даже не подозревают, что вообще есть какие-то гражданские инициативы. А если даже они и есть, то вряд ли достойны внимания (наверное, это «неадаптированные», «девиант-ные» люди или «марионетки» в чужих руках). По крайней мере, явление кажется слишком незначительным, чтобы заслуживать внимания уважаемых социологов.
Стереотипы научного сообщества авторы данной книги знают не понаслышке, поскольку неоднократно сталкивались со скептической и насмешливой реакцией коллег на вопрос о рождающихся социальных движениях в нынешней России. Все из-за того, что эмпирических исследований остро не хватает. В основном знание черпается в книгах и в массовых опросах, а познать низовые гражданские инициативы без полевых исследований невозможно. Нежелание общаться с людьми — это вообще болезнь российской социологии.
Третий фактор пренебрежения к теме общественной активности -слабость «публичной социологии», если использовать терминологию Майкла Буравого38. Как показал преобладающий тон выступлений на открытии Всероссийского социологического конгресса 2008, социологи в России ставят перед собой задачу «управлять» обществом и «служить государству». О каких социальных движениях может идти речь, если социологи должны вносить вклад в то, чтобы нейтрализовывать протест и создавать единое бесконфликтное общество?
Соответственно, за редкими исключениями, российские социологи участвуют совместно с ведущими СМИ и политиками в деле вытеснения социальных движений из публичной сферы. Вместо того чтобы вступатьв диалог с активизировавшимися людьми, интересоваться ими, делать их легитимным предметом анализа и дискуссий — и этим же способствовать их появлению в публичной сфере, — они занимаются «экспертизой» для чиновников и формулированием теории о гражданском обществе без граждан.
Но отдадим дань уважения тем редким социологам, которые все же занимаются социальными движениями. Не станем повторять имена тех, кто изучал разные общественные движения в начале 90-х и на кого мы ссылались в ходе исторического экскурса, тем более что большинство из них бросили это дело. Достаточно будет сослаться на обзорный анализ Елены Здравомысловой о состоянии социологии общественных движений в России в 1998 году39, где констатируется ослабление научного интереса к этой теме. Отметим лишь, что, если описания и анализы того или иного движения были весьма документированными и богатыми, собственных теоретических открытий не было — отечественные социологи в основном применяли тот или иной западный подход. В частности, популярными оказались: теории депривации, теории мобилизации ресурсов, теория структуры политических возможностей, а также теория новых социальных движений. Ссылаясь на Анну Темкину40, Е. Здраво-мыслова заключает: «Использованию разных элементов западной социологии общественных движений в настоящее время не существует цельной теоретической альтернативы».
Вслед за новым общественным подъемом интерес к предмету немножко возрождается, но все же очень мало российских социологов провели основательные исследования, посвященные проблематике социальных движений41. По отдельным тематическим движениям можно цитировать работы Владимира Костюшева42 (о молодежном движении) илиОлега Яницкого43 (об экологическом движении), сотрудников Института сравнительных трудовых отношений (ИСИТО, о рабочем и профсоюзном движении).
Под руководством первого динамично работает группа молодых исследователей при секторе социологии общественных движений Института социологии РАН (СПб-филиал). Ценно то, что исследователи используют, в том числе качественный метод (вплоть до включенного наблюдения), что позволяет анализировать богатейший материал. Во многом их социально-антропологический и социокультурный подход пересекается с нашим. Разница в том, что мы изучаем обширный пласт самых разнообразных социальных, и гражданских инициатив и движений, среди которых молодежные активистские сообщества составляют лишь небольшую часть. Как отмечает В. Костюшев в предисловии к сборнику, «Пассивность, индифферентность, апатия — характеристики, возможно, более значимые и существенные для молодых людей в российском обществе конца 1990-х годов, чем различные формы молодежного активизма». Во многом это замечание остается верным и сейчас, хотя намечается тенденция к росту молодежного активизма и даже к подключению молодежных организации или молодых к более широким инициативным группам граждан44.
Что касается работ О. Яницкого об экологическом движении, то в них превалирует экспертный подход. То есть социолог выступает в качестве эксперта для экологических организации, ставя перед собой цель, выработать «алгоритмы эффективного социального действия». Анализ сосредоточен на экологических некоммерческих организациях (экоНКО) и направлен на выяснение путей мобилизации ресурсов для экоНКО. При этом практически не анализируются ни низовые гражданские инициативы (особенно процесс их появления), ни сложные взаимоотношениямежду экоНКО и этими инициативами. Наш же подход отличается тем, что, во-первых, мы занимаемся не только экологическим движением, во-вторых, тем, что мы пытаемся выяснить скорее не условия эффективности движений (хотя попутно они выясняются), а условия начинания процесса общественной активизации, и, наконец, тем, что мы не учим активистов движения, а скорее учимся у них. 38 Буравой М. Публичная социология прав человека // Журнал социологии и социальной антропологии. 2007. №2; Буравой М. За публичную социологию // Социальная политика в современной России: реформы и повседневность / под ред. Е- Ярской-Смир-новой, П. Романова. М.: ЦСПГИ, Вариант, 2008.39 Здравомыслова Е. Социология общественных движений: становление нового иссле
довательского направления // Социология в России / под ред. Ядова В. А. — М.: Инсти
тут социологии РАН, 1998. С. 545-569.
40 ТетЫпаА. КизБШ т Тгагшпоп; Кетлг СоИеспуе АсСогз аш! №ш СоЦесшге Аспоп / О155ег-
шюп зиЪгшпес! (от сЬе Ое§гее о^ Рп.О щ тЪе Ъ»туегз11у о? НеЫпк!, 1997.
41 Кроме нижеупомянутых авторов можно ссылаться и на работы Нины Беляевой, ко
торые касаются все же скорее гражданского общества, НКО и вопроса об экспертизе.
42 Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга (социологический и антро
пологический анализ) / под ред. В. В. Костюшева. СПб.: Норма. 199943 Яницкай О. Н. Акторы и ресурсы социально-экологической модернизации / Социоло
гические исследования. 2007. №8.
44 В последнее время сотрудники ИСИТО стали больше заниматься социологией управ
ления, но в Институте собран богатый полевой материал о профсоюзах и рабочем дви
жении. На некоторые полевые исследования будем ссылаться в ходе нашего анализа,
Из современных публикаций см.: Профсоюзы России: организация или пространство?
/ под ред. В. Борисова, С. Кларка. М.: ИСИТО, 2004; Бшюков П. В., Бизюкова В. А., Бур-
нышев К. В., Доноеа И. В. Место профсоюзов в системе регулирования трудовых отно
шений. М.: ИСИТО, 2004.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta