Движение льготников — движение за социальные права

Новейшую историю социальных движений открыло зимой 2005 года беспрецедентное для постсоветской России протестное движение против монетизации льгот. За два месяца — январь и февраль — более или менее стихийно и, очень радикально выступили до миллиона человек по всей стране. Впервые правительство было вынуждено пойти на уступки. Впервые люди непартийные, даже не политизированные, вышли на улицу с твердым намерением защитить свои заслуженные права, которые были вдруг отняты. Предыстория: законодательные баталии. В 2004 году правительство объявило о проведении процедуры монетизации льгот (тех неденежных форм социальной поддержки разных категорий населения, в основном малоимущих слоев, которые были большей частью, введены в годы правления Ельцина, чтобы хоть как-то компенсировать ужасающую нищету подавляющего большинства населения). Формально льготы не отменялись, но заменялись денежной компенсацией. Однако размер этой компенсации (особенно в первых вариантах проекта) был явно не адекватен стоимости тех натуральных льгот, которые она должна была компенсировать. Так, в мае 2004 года предполагалось установить размеры ежемесячной денежной компенсации от 260 (!) до 800 рублей в месяц в зависимости от категории льготников.
Надо иметь в виду, что, несмотря на постоянно растущие в период путинского правления цены на нефть, полученные сверхдоходы не направлялись на социальные нужды и повышение зарплат, а консервировались в виде так называемого Стабилизационного фонда, чтобы, как утверждали находящиеся под влиянием монетаристских концепций правительственные чиновники, «не раскручивать инфляционную спираль». Пенсия отставала от инфляции и даже от реального прожиточного минимума. По нашим оценкам, не менее 30% населения и 80% пенсионеров в России находились за чертой бедности (и с тех пор положение ненамного улучшилось). В подобных условиях потеря даже части доходов (в виде бесплатных услуг) критически понижала уровень жизни этих людей, что и вызвало сильное беспокойство.
Кроме того, льготы — и это не понимали тогда эксперты и политики -не просто какие-то свалившиеся с неба привилегии. Льготы воспринимаются большинством льготников как признание государством их заслуг перед Отечеством. Так, чернобыльцы пожертвовали собой ради ликвидации аварии. Репрессированные ожидают от государства хоть какого-то возмещения ущерба и признания вины перед ними. Работники Севера считают, что они работают на экспансию экономической мощи страны. Ветераны труда гордятся тем, что «всю жизнь работали на восстановление страны». Наконец, очевидно, чем заслужили свои льготы ветераны войны. Поэтому покушаться на льготы — значит покушаться на достоинство тех, кто их заслужил.
Многих льготников, и в первую очередь организации, их представляющие (даже самые лояльные властям), шокировало, что эта мера былавведена без какого-либо учета мнения самих льготников (хотя бы организаций ветеранов и инвалидов). Так, например, в мае 2005 года один из руководителей Всероссийского общества глухих возмущался: «Мы в глаза не видели не только законопроект, но и вообще никаких документов, которые можно было бы обсуждать. Раньше, прежде чем принимать какие-то изменения в законе, обязательно был проект. В этот раз у нас никакого проекта, ничего, только одни слова. Просто правительство предложило поддержать, а никаких подтверждений, никаких таблиц, никаких письменных аргументов не было представлено».
Таким образом, впервые, может быть, с момента крушения Советского Союза такой «экзотический» элемент, как оскорбленное достоинство (человеческое и профессиональное), выступил как фактор, определяющий мотивацию людей.
Поскольку законопроект (напомним, речь идет об огромном пакете -600 страниц, вносящих изменения в 154 закона) затрагивал огромное количество разных категорий людей (суммарное количество пострадавших оценивалось в 40 миллионов человек, то есть изменения касались каждой второй семьи), то, пожалуй, впервые, и с подачи правительства, произошло осознание необходимости солидарных действий.
Сначала (март-май 2004 года) шли обычные попытки достучаться до власти письмами и обращениями. Огромную кампанию по отправке писем Президенту РФ и депутатам провели ветеранские организации. Ниже приводим образец подобных писем, которые были отправлены сотнями организаций.
Президенту Российской Федерации Путину В. В.
Уважаемый Владимир Владимирович!
Ветераны Санкт-Петербурга и Ленинградской области категорически выступают против внесения в закон «О ветеранах» каких-либо изменений, направленных на отмену или снижение льгот, предусмотренных этим законом.
Закон «О ветеранах» — это единственный поплавок, который пока еще поддерживает людей старшего поколения на плаву, позволяет им выживать, обеспечивает минимальные жизненные блага. Отмена отдельных льгот, предусмотренных законом, приведет к прямому снижению и без того низкого жизненного уровня пожилых людей. Сейчас идет разговор об отмене льгот на транспорт и их замене денежной компенсацией. Заявления господинаЖукова и господина Зурабова о такой компенсации не имеют, по нашему мнению, никакого реального обоснования. Эта замена является очередным шагом по ухудшению жизни ветеранов, а ссылка на ветеранов сельской местности просто смехотворна.
Постоянная инфляция, рост цен на все виды транспорта через год-полто-ра съедят всякую денежную компенсацию.
Мы заявляем, что никому не дозволено нарушать Конституцию РФ, в данном случае статью 7, нельзя искать деньги для наполнения бюджета за счет жизни ветеранов — последнее просто аморально. Сегодня старшее поколение, трудом которого создано все то, что имеет наша страна, столкнулось с социальным дефолтом. Поэтому, на наш взгляд, любое решение Правительства, касающееся ветеранов, должно быть тщательно выверено, взвешено и обосновано. Если Вы, Владимир Владимирович, неоднократно заявляя о недопустимости ухудшения жизни пожилых людей, не изменили своих взглядов и позиций в этом вопросе, то запретите Правительству самостоятельно пересматривать Конституцию нашей страны и объясните руководству Государственной Думы, что недопустимо неосмотрительно принимать законы, затрагивающие жизненные интересы людей, и в первую очередь стариков, инвалидов и подрастающего поколения.
Принято на собрании руководителей ветеранских организаций Санкт-Петербурга и Ленинградской области 31 марта 2004 года
Через некоторое время, однако, стало очевидно, что одними письмами повлиять на процесс не удастся. Представители организаций ветеранов и инвалидов не были приглашены за стол переговоров и долго оставались в неведении о предстоящей реформе. С экранов телевизоров и из уст министров и Президента РФ постоянно звучала мысль о том, что льготы -это фикция, вчерашний день, что нужны реальные деньги и право людей выбирать, на, что их тратить. Кроме того, среди депутатов Госдумы и оппозиционных политиков нашлись сторонники и помощники, которые агитировали за проведение целенаправленной общественной кампании за внесение поправок в законопроект, чтобы хоть как-то учитывались интересы и мнения льготников.
Между тем от большинства левых, по крайней мере, от ортодоксально-государственнической их части, ускользнуло то, что подавляющее большинство льготников не возражали против самого принципа замены льгот на деньги (система была негибкой и предпочтительной только в условиях гиперинфляции), а требовали адекватной замены. Так, собственно, впервые, проявилась самостоятельность мышления социальных активистов, а для политических активистов обнаружилась необходимость согласовывать интересы и требования и отступать от каких-то идеологических догматов. Многих такая необходимость (по сути, вступление в реальную политическую борьбу вместо комфорта изолированного существования в политическом гетто) вывела за рамки движения.
С мая 2004 года по инициативе сопредседателя рабочего профсоюза «Защита труда» и депутата Госдумы РФ Олега Шеина и с организационной помощью Института «Коллективное Действие» (мы стали включенными наблюдателями процесса) были проведены регулярные совещания общественных организаций льготников для выработки общей позиции и плана совместных действий. В итоге был образован Совет общественной солидарности (СОС), который явился прообразом сетевых коалиций, ставших лицом современного социального движения в России. СОС просуществовал до конца 2005 года. Он представлял собой координирующий орган (штаб) кампании, в деятельности которого участвовали — через своих представителей — несколько десятков общественных организаций всероссийского или регионального масштаба.
Ниже приводится список организаций, принимавших участие в работе СОС в период пика его деятельности (июль-август 2004 года).
1 Профсоюзы: Федерация профсоюзов России; Конфедерация труда России;
Всероссийская Конфедерация труда; «Социалистическое сопротивление»; Фе-
деральный профсоюз авиадиспетчеров; Профсоюз авиационных работников
радиолокации, радионавигации и связи; Объединение рабочих профсоюзов «За
щита труда»; Российский профсоюз докеров; Межрегиональное объединение
профсоюзов «Солидарность»; Конфедерация труда Кузбасса; Новосибирский
профцентр; Уралпрофцентр; Тюменъпрофцентр; Ярославская конфедерация
труда; Профсоюз «Единство» АвтоВАЗ; Фонд рабочей академии; Московская
городская организация профсоюза работников народного образования и науки
РФ; Координационный комитет профсоюзных организаций и общественных
объединений в сфере науки.
2 Организации инвалидов: Всероссийское общество инвалидов; Союз «Черно
быль» России; ВООИ «Чернобылец»; ОООИ «Российская диабетическая ассоци-
ация»; Всероссийское общество глухих; Лига помощи инвалидам им. Ю.И, Ки-
селева; Организация инвалидов-колясочников «Перспектива»; Всероссийское
общество слепых; Всероссийское общество гемофилии; Ассоциация молодеж
ных инвалидных организаций3 Организации ветеранов: Всероссийский совет ветеранов; Отделение Все
российской организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных
Сил и правоохранительных органов г. Москвы; Отделение Всероссийской орга
низации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоо
хранительных органов Московской области; Нижегородское отделение Все
российской организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных
Сил и правоохранительных органов; Свердловское отделение Всероссийской
организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и пра-
воохранительных органов; Новосибирское отделение Всероссийской организа
ции ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохрани
тельных органов; Отделение Всероссийской организации ветеранов (пенсио
неров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов
Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
4 Местные общественные объединения: Комитет единых действий г. Воро
нежа; Совет общественной солидарности г. Астрахани; Комитет единых
действий г. С~Петербурга.
5 Правозащитные организации: Общество «Мемориал»; Всероссийское движе
ние «За права человека».
6 Экологические организации: Гринпис; Центр охраны дикой природы.
7 Политические организации (левые): «Социалистическое сопротивление»;
Движение «Альтернативы».
СОС объявил о начале кампании «Нет упразднению социальных гарантий!». Законопроект был подвергнут общественной экспертизе, широко обсуждался в рядах организаций. Были составлены поправки, которые лоббировались посредством писем, действий депутатов Госдумы, встреч с чиновниками. Но в первую очередь СОС обратился к общественности и льготникам. Были проведены пресс-конференции с участием членов коалиции разного профиля. В регионы были разосланы газеты («Наша солидарность») тиражом от 200 до 400 тысяч экземпляров (нашлись симпатизирующие доноры среди бизнесменов) с разъяснительной информацией о сути реформы и пропагандистским материалом о необходимости мобилизации. Далее газеты распространяли активисты общественных организаций. Была проведена большая организационная работа по налаживанию горизонтальных связей в регионах между местными отделениями всероссийских организаций, чтобы они уже на местах координировали свои действия.В результате всех этих действий 31 мая 2004 года законопроект был внесен правительством в Думу уже с некоторыми поправками (были немного повышены монетарные компенсации). Но эти мелкие уступки, произведенные без учета мнения организаций льготников, не устроили никого. Дабы окончательно запутать население (и журналистов), правительство растворило вопрос о льготах в огромном пакете поправок к разным законам, носившем туманное и длинное название, которое мы даже не станем здесь приводить.
Общий смысл был (и остается) таковым: обязанности по социальной защите населения перекидываются с бюджета Федерального центра на регионы и органы местного самоуправления (без соответствующего финансирования) . Льготы заменяются денежной компенсацией, которая, по общему мнению льготников, не компенсирует утерянные натуральные льготы. Отменяется изначально объявленное правительством право выбора между сохранением льгот в «натуре» и денежными выплатами. Второй вариант законопроекта предусматривал чуть более высокие денежные компенсации, чем первый, но ассоциации льготников все равно посчитали их недостаточными, тем более что они «будут съедены инфляцией» (так и выходит на деле). Получение денежной компенсации инвалидами привязывается не к группе инвалидности, а к некрему освидетельствованию степени утраты трудоспособности (так и есть до настоящего момента, несмотря на продолжающуюся борьбу инвалидов). По новому закону предполагается, что денежные выплаты будут индексироваться по среднему уровню пенсии (чего не происходит в действительности, каждый год денежные компенсации обесцениваются, тем более что цены на медицинские услуги, транспорт и жилищно-коммунальные услуги растут быстрее среднего уровня инфляции). Ликвидируются льготы почетных доноров (эта норма осталась неизмененной) и жертв политических репрессий (их льготы впоследствии сохранились, но перешли в ведение регионов).
Согласно законопроекту, денежных компенсаций лишаются ветераны труда (а вместе с ними труженики тыла и ветераны Вооруженных Сил), которые составляют самую большую категорию, решение по их льготам отдается на откуп субъектам Федерации (без каких-либо обязательств). В действительности предполагалась полная отмена льгот этим категориям. Впоследствии ветераны отстояли свои права (в частности, льготный проездной) только через массовые протестные действия.Ознакомившись с законопроектом, депутат Госдумы и один из лидеров СОС О. Шеин тогда заявил: «Все публичные заявления М. Зурабова о сохранении льгот этой группе людей представляют собой циничную и наглую ложь. Прошу извинить за крепкое выражение, но иначе это охарактеризовать нельзя».
Кроме того, не стоит забывать, что этот пакет законопроектов (впоследствии ставший известным Законом №122) затрагивал не только вопрос о льготах. Предполагалось отменить МРОТ (минимальный размер, оплаты труда) — эта попытка была отбита профсоюзами ФНПР (взамен на их поддержку монетизации льгот). Предполагалось ликвидировать (без денежных компенсаций) ряд социальных гарантий (детские пособия, лекарства диабетикам, северные надбавки) — это было отчасти отменено благодаря общественной кампании. Предполагалось реформировать систему оплаты труда бюджетников (упразднение единой тарифной сетки) -это осуществилось. Некоторые нормы затрагивали экологическое законодательство (в частности, упразднение полномочий регионов в лесной сфере), жилищное, трудовое и так далее.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta