Контр — агенты: работодатели, власть, суды и правоохранительные органы

Как показывают вышеуказанные случаи, на забастовку работодатель реагирует, как правило, крайне жестко. У него целый ряд возможных способов подавления протеста, например: 1) оспаривать в суде законность забастовки (часто даже до начала забастовки); 2) отрицать сам факт забастовки; 4) проводить кампании дезинформации (внутри и за пределами предприятия) с целью дискредитировать забастовщиков; 5) профилактически угрожать инициаторам забастовки; 6) наказывать участников забастовки, вплоть до увольнения; 7) приостановить производство; 8) позвать на помощь правоохранительные органы. Возможностей очень много, и почти все они законы, или могут быть признаны судом законными. Нередко помогают руководству предприятия в борьбе с «бунтующими» традиционные профсоюзы, входящие в структуру ФНПР, большинство представителей начальства, а также часть работников, которые извлекают выгоду для себя через неформальное сотрудничество с начальством.
В целом работодатели относятся к забастовке как к экстремистскому действию. В приватных — и иногда публичных — беседах инициаторы забастовок называются экстремистами, продажными или безумными людьми, представляющими угрозу для предприятия. Представление о безраздельном царствовании руководителей над наемными работниками настолько укоренено, что любая попытка последних отстаивать независимую позицию кажется наглым вызовом неограниченной власти первых. И руководители, твердо уверенные, что закон в любом случае на их стороне, раз «бунтующие» — экстремисты, ведут себя соответственно — самоуверенно и нагло в отношении бастующих.Им, как правило, ничего не мешает так считать и вести себя, ведь практика показывает, что суды в случае коллективных трудовых споров почти всегда принимают решения в пользу работодателей. Это объясняется тем, что законодательство о труде так составлено, что законное право работников на забастовку почти сведено к нулю. Однако есть и другие факторы. Первой приходит в голову коррупция, но, думается, причины лежат глубже — в системе взаимоотношений между правоохранительными органами, властями и предпринимателями, вероятно, на основании согласования взаимных интересов. Бывают вопиющие случаи объединения представителей всех контрагентов против бастующих.
Очень показателен в этом отношении пример «АвтоВАЗа». Пока готовилась забастовка, по призыву заводской администрации милиция патрулировала завод, следила за рабочими активистами, задерживала некоторых из них. После забастовки суды одни за другими занимали позиции руководства против участников забастовки, которые подверглись взысканиям или увольнениям. А политическая власть явно показала, на чьей она стороне. Спустя месяц после забастовки (в качестве награды за «блестящую» расправу над забастовщиками?) бывший глава «АвтоВАЗа» Владимир Артяков был назначен губернатором Самарской области.
Примером иных взаимоотношений между контрагентами представляется позиция региональной власти во время забастовки на «Форде». Сложилось впечатление, что за некоторыми исключениями (подавление милицией одного из пикетов бастующих, вмешательство прокуратуры в дело профсоюза, признание судом предварительной забастовки 7 ноября 2007 года незаконной), все же местная власть и правоохранительные органы оказали меньше давления на участников забастовки, чем на «АвтоВАЗе». Это может быть связано с тем, что бастующая сторона была намного сильнее, сплоченнее и организованнее. Однако стоит учесть, что другая противоборствующая сторона — заводское руководство — тоже отличается тем, что представляет иностранного работодателя и, отсюда, хуже встроено в сложившуюся систему взаимоотношений между отечественными работодателями и властями.
Отметим, что до кризиса, власти и правоохранительные органы, как правило, гораздо лучше реагировали на голодовки за выплату зарплаты или на акции индивидуального отказа от неоплачиваемой работы. Однако, как только речь заходит о забастовке и повышении зарплаты или улучшении условий труда, это уже считается экстремизмом и карается.
В целом же, если судить по новому Трудовому кодексу, фактически отнявшему право на забастовку у наемных работников, пролоббированному работодателями вкупе с руководством традиционных профсоюзов ФНПР и внесенному в Госдуму правительством РФ, становится ясно, чьи интересы защищает федеральная власть.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta