Реакция на «беспредел»

Среди основных мотивов новой волны трудовых конфликтов — возмущение беспределом, царящим в сфере труда, И этот мотив кризис тоже не отменил, даже наоборот.
Как минимум с 1991 года и начала «шоковой терапии» вместе с «прих-ватизацией» и олигархическим капитализмом баланс сил между наемными работниками и работодателями, который в капиталистических странах с социальным уклоном регулируется трудовым законодательством и государственной политикой, неуклонно смещается, естественно, не в пользу рабочих. Новый Трудовой кодекс, который законодательно урезал права и гарантии работников, сначала вызвал глубокий спад активности профсоюзов и рабочих, испуганных отсутствием легальных способов защиты.
Однако ситуация меняется. Вместо боязни новое законодательство вызывает протест со стороны все большей части работников, поскольку ущемляет их конституционные права. Напомним, что, если соблюдать все формальные требования закона, то фактически невозможно провести законную забастовку. Однако, профсоюзы научились обходить ловушки закона. Например, стали проводить итальянские забастовки (работа по правилам) или забастовки в виде отказа от работы по формальной причине опасности выполнения данного вида работ. Более того, сам факт лишения конституционного и международного права на защиту своих прав способом забастовки (право на забастовку прописано в соглашении Международной Организации Труда, членом которой является Российская Федерация), вызывает гнев и чувство несправедливости у самых активных работников, что только усиливает их решимость бороться.
Кроме того, самоотстранение государства от роли посредника в регулировании социально-трудовых отношений, а иногда и явная защита интересов работодателей со стороны государственных деятелей, изменяет отношение работников к самому государству. Приходит понимание того, что государство не поможет, и единственным инструментом остается са—мозащита. Самоотстранение государства ломает традиционные патерналистские установки российских рабочих.
Наконец, в отличие от 90-х годов, когда наемным работникам удавалось выигрывать большинство судебных дел, с принятием нового Трудового кодекса суды все чаще выносят решения не в их пользу. Если добавить еще случаи преследования рабочих-активистов правоохранительными органами, то становится понятно, почему рабочие, столкнувшиеся с таким произволом, все чаще воспринимают государство как источник несправедливости. Это иногда приводит к политизации активистов и превращает их в бескомпромиссных оппозиционеров. Яркий тому пример — Александр Захаркин, уволенный председатель «Профсвободы», который на какое-то время стал сторонником коалиции «Другая Россия».Но главное новое явление последних лет — интерес, который все больше работников проявляет к своим законным правам. Несмотря на снижение уровня законодательной защиты, работодатели продолжают в массе своей пренебрегать даже теми нормами, которые остались в Трудовом кодексе. По выражению профсоюзного активиста, в трудовой сфере царствует «правовой нигилизм» и принцип «кто сильнее, тот и прав». Но когда количество нарушений достигает предела, и уже непереносимо чувствовать себя батраком, работники все чаще предпринимают попытки найти в законодательстве оружие против этого беспредела, и, как правило, находят. Таким образом, работники начинают больше интересоваться своими правами, разбираться в законодательстве, становиться более, юридически подкованными. Они идут на конфликт во имя восстановления закона, ссылаясь на закон, что дает им явное преимущество в борьбе. И что создает почву для развития профсоюзного движения.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta