Ультралиберальные реформы в жилищной и градостроительной сфере

В целом реформы в жилищной, коммунальной и градостроительной сферах можно определить, как принесение интересов малообеспеченных слоев населения на алтарь бизнеса и богатых слоев. Сразу отметим, что подобные реформы лоббируют международные финансовые институты вроде МВФ и ВБ, и проводятся они не только в России — это общемировой тренд. Но в России эти реформы приобретают специфические формы, что еще более затрудняет борьбу с ухудшением жилищных условий. Препятствиями на пути тех, кто сопротивляется подобному положению дел, становятся грубость чиновников, отсутствие (или же игнорирование) демократических процедур, позволяющих учитывать мнение жителей, слабое или одностороннее информирование населения, масштабная коррупция. Отстаивая свои права, жители сталкиваются не только с властью (от глав районов до федеральных политиков), но еще и с бизнесом (строительные фирмы, коммунальные монополисты, карманные ЖЭКи, «частно-государственные» управляющие компании и т. п.).
За долгие советские, а затем и ельцинские годы жители привыкли, что государство их обеспечивает жильем и предоставляет недорогие жилищно-коммунальные услуги (хорошо это или плохо — это другой вопрос). Кроме того, подавляющее большинство жителей (90%) воспользовались возможностью, данной постсоветским правительством (как иво всех других постсоциалистических странах) бесплатно приватизировать свои квартиры. Отметим, что этот шаг был предпринят не в рамках целенаправленной социальной политики, а как вынужденная мера в условиях, когда в 90-е годы большинство населения не получало заработной платы или зарабатывало слишком мало, чтобы оплатить дорогостоящие ЖКУ, а тем более приобрести квартиру по рыночной цене. К тому же бесплатная приватизация была не совсем «бесплатной», поскольку свои квартиры люди заработали годами труда на государственную экономику.
И вдруг в 2005 году политика государства в этой сфере резко изменилась: отныне жилье стало коммерческим, тарифы ЖКУ — свободными, а строительство и ЖКХ перешли в руки частного бизнеса. Тогда был принят огромный пакет законов (о реформировании ЖКХ, о новой системе регулирования тарифов, о новой системе местного самоуправления), а также полностью переписаны Градостроительный и Жилищный кодексы. Реформаторы использовали те же аргументы, что и для оправдания реформы льгот: денег у государства нет, пора людям (благо уровень жизни все же повысился) платить всю стоимость услуг ЖКХ, частный бизнес улучшит качество услуг, темп строительства ускорится — в общем, все на благо людей. Однако, как и в случае с льготами, за этим занавесом риторики скрывалась совершенно другая картина, и она открывается людям по мере того, как они испытывают те или иные прелести реформ. Пока законы принимались и еще долгое время после того, как они были приняты, но прежде, чем был получен первый практический опыт, в обществе царило незнание или непонимание реформ. Мнения, альтернативные правительственному, почти не звучали. Напоминаем, что хоть в ходе кампании против упразднения социальных гарантий, организованной антимонетиза-ционной коалицией, и были затронуты жилищные реформы, однако для информирования значительной части населения общественного резонанса было явно недостаточно.
Спустя несколько лет после вступления в силу этих реформ можно говорить о том, что практика их проведения выявила следующие проблемы: 1. масштабные нарушения строительных, экологических и демократических норм в градостроительной политике, в угоду строительным фирмам, и в ущерб интересам и правам жителей («дикое» строительство, которое сопровождается ликвидацией детских площадок, гаражей, зеленых насаждений, изъятием частной земли в пригородах, получило название уплотнитель-
ной застройки);
2. постоянный и практически бесконтрольный рост тарифов на коммунальные услуги (несмотря на заявления властей, жители давно уже платят
100% стоимости, в среднем тарифы каждый год повышаются на 25% и этим
обеспечивают прибыль монополистам);
3. отказ государства участвовать в содержании жилья и регулировании
жилищных тарифов; контроль со стороны жителей затруднен (несмотря на
то что новый Жилищный кодекс предусматривает возможность участия вла
дельцев квартир в управлении своим домом, местные власти и преобразо
ванные в частные предприятия коммунальные службы стараются не допус
кать жителей к принятию решений и контролю над расходованием
средств);
4. перекладывание на жителей расходов по капремонту старого жилищного фонда (многие годы государственные ЖЭКи и ДЕЗы работали крайне не
добросовестно, деньги разворовывались, в результате многие многоквартирные дома требуют дорогого капитального ремонта);
5. отсутствие реальных программ строительства социального жилья для
нуждающихся категорий (например, для детей-сирот) и невыполнение про
граммы по переселению жителей ветхих домов;
6. приватизация бизнесом жилищной сферы и жилищно-коммунальных
услуг;
7. масштабная коррупция властей всех уровней и их сотрудничество со
строительными фирмами;
8. упрощение процедуры изъятия земли или дома под сомнительные «государственные нужды» или по формальному признанию здания «ветхим», что
нередко является способом выселить людей, иногда без предоставления аль
тернативного жилья или с выплатой неравнозначной компенсации;
9. отказ признавать различные права отдельных категорий жителей (в ча
стности, жителей, постоянно проживающих в общежитиях, или беженцев и
других категорий без определенного жилищного статуса; эти категории ли
шены даже тех ничтожных прав, которые признаны за обычными жителями,
и стоят первыми в очереди на выселение).
Другими словами, чтобы обеспечить свободу действий пользующемуся поддержкой со стороны федеральных и местных властей строительному лобби, реформы ставят под вопрос права и гарантии жителей — как собственников, так и квартиросъемщиков.Реформы в России имели разрушительные последствия еще и в силу того, что население было к ним не готово: люди привыкли к тому, что жилищная сфера — предмет заботы государства. Необходимо время — так происходило и с приватизацией предприятий в 90-е годы, — чтобы жители избавились от своих иллюзий относительно патернализма государства, ведь многие и сегодня еще свято верят в «старые знакомые ЖЭКи» (которых уже не существует) или в то, что государство предоставит им квартиры. В этом состоит главное препятствие на пути активизации людей в защиту своих жилищных прав. Власть и приближенные к власти бизнесмены умело играют на патерналистских ожиданиях граждан, создавая видимость заботы о них: якобы государство регулирует тарифы, ЖЭКи сражаются за благополучие жителей, а мэрии не передают эксплуатацию домов сомнительным управляющим компаниям. Всю эту риторику тиражируют СМИ. До начала реформ, по оценкам депутата Госдумы РФ Олега Шеина, общий размер платежей за ЖКУ в России составлял около 3 триллионов рублей в год, и именно за эти деньги сегодня сражаются управляющие компании. ЖКХ — прекрасный источник легких денег для околовластных структур, ведь жители уже «привыкли» к тому, что за ЖКУ надо платить (иначе свет, тепло и т. п. отключат, а то и выселят) и не получать взамен соответствующих услуг. Более того, предметом интереса являются не только жилищно-коммунальные деньги, а также и привилегия управлять домами и землей, то есть зарабатывать на этом. Так, как ставки очень высоки, жители постоянно сталкиваются с серьезным давлением со стороны заинтересованных структур. Говорится отом ,что их пытаются «обмануть», «ободрать», у них хотят «украсть» и «продать» их собственность (слова активистов), убеждают в фальсификации голосований, «подтасовки» публичных слушаний, «компромат» на активистов, бандитские нападения, поджоги, подкуп, запрет на сборы, задержания — в ход идет буквально все, вплоть до избиений.
Все больше и больше возмущенных наглым «беспределом» людей начинают бороться за свои права, и в первую очередь противостоять ухудшению своего жилищного положения и среды обитания. Именно здесь происходит самый бурный рост гражданских инициатив.
Проводимые реформы являются многосторонними и масштабными, в силу этого жилищное движение также представлено разнообразно и фраг-ментированно — как по темам, так и по регионам, городам и даже по районам. Фрагментация объясняется тем, что люди в первую очередь защищают среду обитания, которая находится в непосредственной близости, и именно опыт коллективных действий в близкой среде помогает им более широко понимать собственные проблемы.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta