ВЫВОДЫ: динамика развития профсоюзно-рабочего движения затормозилась

Благодаря эффекту «пикалево» стихийные и локальные конфликты в виде уличных акций с перекрытием дороги, и в первую очередь в моногородах, стали самым эффективным способом привлечения внимания властей к решению вопросов. В ходе акций поднимаются более широкие проблемы, чем выплата задолженности по заработной плате, — практически везде на повестке дня стоит спасение предприятия. Все чаще работники обращаются к государству с требованием национализировать предприятие или, по крайней мере, «навести порядок» и наказать «неэффективного» собственника.
В целом конфликты 2009 года носят оборонительный характер, наступательные действия работников, которые начали разворачиваться в 2007-2008 годах, происходят редко, хотя их потенциал по-прежнему сохраняется в виде инициированного профсоюзом коллективного трудового спора и угрозы забастовки.
В условиях кризиса трудовые конфликты выходят за пределы предприятий. Число публичных, стихийных и демонстративных акций стало резко увеличиваться, это свидетельствует о том, что трудовые конфликты не могут разрешаться на предприятиях, особенно с учетом существующего трудового законодательства. Работники расширяют арсенал форм про-тестных действий, при этом большинство акций выходит за рамки тех форм, которые предписаны законом для регулирования трудовых споров. Так происходит не потому, что люди стремятся нарушить закон, а потому, что сам закон малопригоден для разрешения трудовых споров.
Наконец, необходимо отметить еще одну важную характеристику нынешней протестной волны: конфликты вспыхивают беспорядочно и стихийно, но не выливаются в массовое движение, способное повлиять на общий курс властей по преодолению кризиса — за счет трудящихся или за счет собственников. Сегодня действия властей и крупных собственников направлены на выход из кризиса за счет трудящихся (снижения зарплаты, сокращения, невыплаты), а не за счет собственников (снижение дивидендов, бонусов и прибылей, накопленных в период экономического роста). Более того, государство взваливает на себя долги собственников, не желающих отвечать перед работниками, — за долги Дерипаски и прочих олигархов расплачиваются налогоплательщики, то есть те же
трудящиеся.
Общее движение трудящихся не формируется из-за того, что конфликты строго локализованы, отсутствуют координационная структура и горизонтальные связи между борющимися коллективами. Существует лишь общее информационное поле в СМИ — «Пикалево — раз, два, три». Кроме того, для массового и устойчивого движения необходимы организационная структура, координационные органы и профсоюзная солидарность, а их появлению, очевидно препятствует курс работодателей и властей на подавление и раскол профсоюзов.Наконец, раздробленность объясняется еще и тем, что большинство самых радикальных конфликтов происходит вне сетевых структур свободных профсоюзов. У альтернативных профсоюзов накопились свои проблемы на предприятиях, они также (в частности в автопроме) страдают от кризиса (либо же от давления со стороны властей и/или работодателей) и поэтому направляют свои усилия в основном на организацию борьбы у себя на местах или в собственных организациях. А Федерация независимых профсоюзов России крайне не заинтересована в содействии координации и консолидации общего движения за трудовые права.
Другими словами, вследствие кризиса процесс консолидации и возобновления профсоюзно-рабочего движения если не приостановился, то все же замедлился.
Тем не менее, положительной тенденцией является то, что на волне стихийного протеста за спасение производства появляются новые лидеры и активизируются местные ячейки ФНПР. Профсоюзы начинают отражать попытки внести раздор в их ряды и отнять у них независимость. Однако в большинстве случаев лидеры жалуются на слабую поддержку со стороны руководства ФНПР или отраслевой организации.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta