Кто бастовал: социально-демографический портрет

К сожалению, полного представления о социально-профессиональном составе забастовщиков нет, но качественное исследование позволяет сделать штрихи к портрету.
Во-первых, все опрошенные рабочие цехов, где проходила забастовка («Мотор-3» — механически-сборочное производство, цех 46-1 — сборочно-кузовное производство и цех 45-2 — главный конвейер), единодушны в оценке количества бастовавших: несколько тысяч рабочих, а не 150, как пишут некоторые издания. По словам рабочих, точное число бастовавших установить было сложно, так как все находились в разных местах: кто на митинге у входа в цех, кто в столовой, кто сидел в цехе, кто «бегал туда — сюда». Наиболее убедительной выглядит оценка зампредседателя профсоюза «Единство» Сергея Ершова, который во время забастовки ходил по трем цехам, он говорит о примерно 2000 забастовщиков.
Конечно, на заводе, где трудятся от 100 до 120 тысяч человек, это капля в океане, но даже эти два процента — не такая маленькая цифра, если учесть сложность и опасность задачи. Забастовка не имела организационной опоры, так как была организована не каким-либо профсоюзом, а коллективом рабочих. Кроме того, по их же словам, рабочие были предупреждены о возможных последствиях такой забастовки, которая никак не могла быть признана законной (законодательно необходимо решение половины коллектива). Тем не менее, они на это пошли, «потому что терпеть дальше нельзя было». Кто они, эти смелые?
Большинство забастовщиков — люди с большим стажем (от 20 до 30 лет), которые имеют возможность сравнивать положение дел на заводе тогда и сейчас и диагностируют ухудшение. В забастовке принимали участие и молодые люди, но костяк составили опытные работники, многие из которых имеют высокий разряд и считают себя хорошими специалистами, мастерами своего дела. Они острее остальных воспринимают низкую оценку своей работы и пренебрежительное отношение начальства. К тому же, как рассказала одна из опытных работниц: «Молодые больше месяца не работают, потому что зарплата маленькая, они смотрят расчетку и сразу уходят. Говорят: нам не нужен завод, я в городе найду лучшую работу. Ну и правильно, он молодой, у него есть перспектива, он может устроиться. А я, например, 22 года здесь работаю, шесть лет осталось до пенсии, куда мне идти?»
Молодые предпочитают просто уходить с завода, а старшие работники уже с трудом отделяют свою судьбу от судьбы завода, где они проработали всю жизнь.
Что касается тендерного состава забастовщиков, то в акции принимали участие примерно равное число мужчин и женщин. Причем мужчины считают, что женщины проявили себя более активно.
Мужчина; «Женщины активнее, смелее1.»
Интервьюер: «Смелее? Почему, как вы считаете?»
Мужчина: «Ну, как объяснить? Они сплоченнее., более выдержанны. А мужчины
боятся всего, испуганы. Почему? Не знаю, они матери, наверное, заступницы».
Наконец, в ходе интервью был выявлен еще один важный фактор — это роль семьи. Многие, объясняя, почему они пошли на забастовочные меры, ссылаются на ответственность, которую они несут за семью («Потому что надо кормить, одевать, учить детей».). Кроме того, участники забастовки говорят о поддержке, которую оказывала им семья во время забастовочных событий. Ни один респондент не упомянул, что семья осудила его участие в забастовке. Этот фактор мы считаем очень существенным, так как нередко активизирующиеся люди сталкиваются с тем, что члены семьи не одобряют их деятельность. Ситуацию на АвтоВАЗе отчасти можно объяснить тем, что огромное количество людей работают на этом заводе целыми семьями и даже династиями, поэтому все члены семьи в курсе положения дел на заводе, а некоторые из них по собственному опыту знают о существующих проблемах.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta