Надо бы, чтобы весь завод…»: трудности перехода от благопожеланий к действиям

Если забастовка и события, ей предшествовавшие, сплотили большую часть коллектива в трех цехах, которые принимали участие в забастовке, остальные цеха завода остались в стороне.
Это можно объяснить тем, что бастовали те цеха, без которых производственный процесс идти не может, — в первую очередь главный конвейер. Остановка главного конвейера воспринимается рабочими как главный инструмент давления на руководство, о его стратегическом положении говорят как сами участники забастовки, так и те, кто не принимал в ней участия. Например, вот что нам сказала женщина из вспомогательного цеха: «Нет, забастовка нам ничего не даст. У нас цех такой, даже если мы будем бастовать, то завод без проблем продержится без нас один-два месяца».
Сами забастовщики гордятся тем, что «все же почти остановили конвейер, он три часа крутился впустую». Однако они также понимают, что к активным действиям желательно подключить как можно большее количество народа. Об этом говорили как участники забастовки, так и те, кто не бастовал. Но если первые ищут способ этого добиться, то вторые просто высказывают абстрактные лозунги или осуждают забастовщиков за то, что те «бастовали кучкой».
Вот несколько выдержек из интервью с рабочими, которые не принимали участия в забастовке. С двумя женщинами.
Интервьюер: «Что вы думаете о тех, кто бастовал?»
Женщина 1: «Молодцы ребята! Мы тут обсуждали все это, забастовку и все прочее. Они молодцы, сколько можно было терпеть! Зарплата у них действительно маленькая.».
Интервьюер: «А вы не думали присоединиться?»
Женщина 1: «Мы же. не работаем на конвейере. Не знаю, вроде бы обсуждали это, но никто об этом не подумал, никто не поднял вопрос… Если бы была общая забастовка, мы, наверное, тоже приняли быучастие. Надо, чтобы главный конвейер полностью остановился, тогда будет толк».
Женщина 2: «А вообще мы даже не были в курсе. Раньше были листовки, а последнее время их не стало. До нас по крайней мере ничего не доходит. Запретили, небось!»
С молодым человеком.
Интервьюер: «Вы принимали участие в забастовке?»
Рабочий: «Нет, не участвовал».
Интервьюер: «Почему?»
Рабочий: «А толку-то? Если бы все, весь завод сразу поднялся, тогда — да, атак… небольшая кучка. Что это дает? Надо было бастовать не там у себя, а у заводоуправления! Всем вместе…»
«Надо было бы…» -вот что повторяют оставшиеся в стороне от забастовки. Однако помочь тем, кто бастовал, и таким образом содействовать расширению рядов забастовщиков они не додумались.Забастовщики же реально пытались привлечь к участию большее количество людей. Те рабочие, которые стояли у истоков забастовки, рассказывают, что сначала каждая группа в отдельности писала письма руководству, и только с помощью неформальных межличностных связей между работниками из трех цехов стало понятно, что возмущение общее и необходимо скоординировать свои действия. Рабочие подготовили коллективные письма, в которых выдвигались примерно одинаковые требования. Особенно активные рабочие пытались найти потенциальных активистов и в других цехах, однако эти попытки не увенчались успехом, так как они носили несистемный характер, к тому же подошло время объявленной забастовки.
Рабочие поднимают проблему сплоченности и распространения информации, но плохо представляют, как ее преодолеть.
Женщина: «Нужно больше сплоченности. Я имею в виду, что необходимо подключить другие цеха. Но есть проблема. Контролируют мастера. Это негласно так — что ты не имеешь права покинуть свой цех. Даже если, допустим, обеденный перерыв или приходишь к знакомому, мужу или жене, все равно считается, что это плохо».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta