Несколько слов о теоретических рамках

Прежде чем мы начнем углубляться в повседневную жизнь активистов, необходимо представить общую теоретическую схему, которую мы будем использовать, чтобы понять и объяснить процессы активизации в разных контекстах и разных сферах общественной деятельности. Данная схема появилась после проведения первых полевых исследований, и затем, в ходе последующих исследований, она была проверена и уточнена.
Постановка проблемы: откуда берутся общественно активные граждане? В массе данных о коллективных действиях, имеющихся в нашем распоряжении, есть категория активных граждан, которая в свете только что обозначенной проблематики интересует нас более всего. Это люди, которые еще недавно даже не мыслили себя участниками какой-либо коллективной и тем более протестной акции, но в силу ряда причин стали активистами, а иногда даже лидерами инициативных групп, общественных организаций или движений.Интервью и наблюдения показывают, насколько переворачивается мир этих «недавних активистов» — вплоть до того, что некоторые из них с трудом себя узнают. В качестве примера можно привести слова мужчины среднего возраста, обычного представителя среднего класса Москвы, произнесенные с трибуны конференции столичного жилищного движения в июне 2006 года. Заканчивая рассказ о том, как он вместе с жильцами уже больше года борется против сноса своего дома, он резюмировал: «И это все при том, что еще год назад я был нормальным человеком!»
По нашему мнению, эта фраза — типичное эмпирическое проявление рефрейминга, или фрейм-трансформации.
Делая этот вывод, мы исходим из того, что доминантный (обычный) стиль мышления и поведения (то, что Ирвинг Гофман называет «фрейм»1) — это «обывательский» стиль, о котором мы говорили в первой главе данной книги. Обывательский фрейм свойственен подавляющему большинству населения — в обычных ситуациях и в повседневной жизни люди действуют именно по «обывательскому» фрейму. И вот здесь возникает загадка (и наша главная научная проблема): почему некоторые люди действуют не в соответствии с доминантным фреймом? Сколько таких людей — неважно, важен сам факт: существуют люди, которые в момент, когда их жизнь резко меняется, начинают понимать ситуацию иным образом и действовать совершенно не так, как они действовали и мыслили прежде.
В этой связи возникает ряд вопросов: что должно случиться в жизни человека, чтобы с его личностью произошли подобные изменения, какие существуют общественные условия для такого перехода и что зависит от самого человека.
Все аспекты того, что мы называем «рефрейминг», или «фрейм-трансформация», мы детально рассмотрим на конкретных примерах.
Мы уже обосновали нашу характеристику доминантного фрейма как обывательского. Не вкладывая в слово «обыватель» ничего предосудительного или унизительного, мы считаем допустимым, использовать этот термин для обозначения доминантного фрейма, поскольку он доминирует (но с другим знаком) в дискурсах активистов (когда они говорят о других, пассивных, или о себе «раньше»). Выбор второго термина — «активист» — для обозначения измененного фрейма, обусловлентем, что этот термин используется самими респондентами для самоидентификации, причем как нечто само собой разумеющееся, а это и есть определение фрейма.
О теоретическом понимании фрейма мы уже писали в четвертой главе, остается разъяснить, как мы его адаптируем к изучению полей исследования.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta