Обывательская схема

Мы исходим из того, что в целом по стране количество забастовок (вне зависимости от методики их подсчета) крайне мало9. Если индикатором считать не забастовку, а, например, другие действия – такие, как обращения в суд, реальное участие в профсоюзе (а не инертное членство) или в обсуждении проекта коллективного договора, то картина будет та же. Су-
дя по данным массовых опросов^ и по другим качественным исследованиям11, для защиты своих интересов или нарушенных прав рабочие колдективным действиям предпочитают индивидуальные и неформальные методы «выкручивания», в том числе путем налаживания хороших отношений с кем-нибудь из начальства. Да и вообще многие просто пассивно подчиняются сложившейся системе социально-трудовых отношений (по принципу «ты начальник — я дурак, я начальник — ты дурак»), предпочитают неопатерналистские или корпоративные схемы солидарности (которые предполагают более тесное взаимодействие с начальством, чем с товарищами по работе) либо же злятся на словах, но ничего не делают.
Эти черты характеризуют доминантный (обычный) стиль мышления и поведения, который мы называем обывательским фреймом рабочих. Повторяем, что мы исходим из того, что люди в обычных ситуациях и в повседневной жизни действуют по обывательскому фрейму, силе притяжения которого подвергаются все. И вот здесь-то и заключается загадка: как могут некоторые люди действовать вразрез с доминантным фреймом? Ведь «Форд» — не остров, работники живут в обществе, имеют опыт работы на других заводах, общаются с родственниками, друзьями, другими людьми, Более того, на «Форде» в момент основания завода, в 2002 году, возник профсоюз традиционного типа, который продолжал вялое существование практически вплоть до августа 2005 года, когда был переизбран состав профкома. То есть преобразование профсоюза в активный и солидарный орган самоорганизации стало не продуктом контекста или особенностей иностранного предприятия, а результатом целенаправленных действий людей, которые изменили свой взгляд на себя и на то, что такое профсоюз. Как это стало возможным, как стали возможными несколько забастовок («итальянские» забастовки ноября 2005 года и марта 2006 года, забастовки февраля 2007 года и ноября 2007 года) с участием большинства работников — вот что нам предстоит выяснить.
Забастовки 2007 года: развитие событий. 9 Напоминаем, что официальная статистика совершенно не отражает динамику подъе
ма забастовочного движения. За 2007 год зарегистрировано всего семь забастовок, за
2008 — всего четыре. Но даже данные Института «Коллективное Действие» указывают
на низкий уровень забастовочной активности. Так, если средний индикатор числа забастовок на одного активного работника в Западной Европе составляет примерно 0,04,
в России индикатор никогда не превысил 0,02, а в 2006 году он составил 0,000132…
10 См., например, «Права трудящихся: профсоюзы и забастовки», опрос ФОМ, проведенный
9-10 февраля 2008 г.: п(±р://Ьс!.йэт.ги/героП:/тар/с1оттап1:/бот0807/с1080722#АЬ$2.
Так, несмотря на официальные высокие цифры профсоюзного членства, опрос показал,
что из числа работающих россиян, принявших участие в опросе, 62% не являются членами профсоюза. Состоят в профсоюзе лишь 23% респондентов (в целом по выборке).
11 Клеман К. «Формальные и неформальные правила: каков оптимум?» // Становление
трудовых отношений в постсоветской России / Под ред. Д. ДеБарделебен, С. Климовой,
В.Ядова, М.: Академический проект, 2004; Климова С. Г. Трудовые отношения: персо
нификация или солидарность // Хозяева и работники. / Под ред. В. Ядова. — М.: Академический проект, 2004; Заславская Т. И. «Неправовые трудовые практики и социальные трансформации в России» / Социологические исследования. 2002, №6. — С. 3-17.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta