От фрейма ситуативной активности к фрейму завзятых антивистов

Укрепление нового фрейма («активиста») зависит от того, насколько долго человек остается активистом, как часто он взаимодействует с другими участниками процесса, насколько он убежден в полезности своих усилий и как плотно включен в общую деятельность.
В обследованных нами четырех домах этот процесс проходил по-разному и с разной степенью успешности.
В отношении одного из домов, который перешел на НУ только в марте 2007 года, еще рано было говорить об институционализации и переходе к фрейму завзятых активистов. По прошествии нескольких месяцев деятельность активистов в нем все еще характеризовалась порывами энтузиазма.
В остальных трех домах наблюдался процесс институционализации, который главным образом проявлялся в формировании костяка активистов и регулярном функционировании коллективного органа управления и принятия решений.
Институционализация самоуправления в наименьшей степени развита в том доме, где оно осуществляется узкой группой лиц — мужем и женой -при поддержке жителей. В данном случае избранный уполномоченный дома (главное лицо в непосредственном управлении) организовал свою собственную обслуживающую фирму и взял на обслуживание еще четыресоседних дома. Опрос жильцов показал, что они довольны тем, что обслуживает их дом «свой человек, а не чужой дядя», однако они почти не чувствуют себя причастными к управлению. Их участие в управлении сводится в основном к контролю над деятельностью уполномоченного. Его и его жену (бухгалтера) соседи воспринимают, как новый вариант ЖЭКа (так его и называют — «ЖЭК
». В этом варианте самоуправления уполномоченному была установлена зарплата, он покровительствует жильцам и берет на себя решение всех проблем, а коллективный орган самоуправления представлен двумя профессионалами.
Намного более, развита инсгитуционадизация в «доме-ветеране» движения, который находится в самоуправлении с конца 2005 года. Коллективный орган управления состоит из шести старших по подъезду, уполномоченного и бухгалтера. Главные решения по дому принимаются на общем домовом собрании, которое проводится один раз в год (фактически люди встречаются гораздо чаще, особенно жильцы некоторых подъездов). Большинство жильцов этого дома хорошо информированы и в высокой степени включены в процесс самоуправления. Так, на ежегодном общем собрании, которое состоялось 11 августа 2007 года, около сотни человек (в доме 98 квартир) в течение нескольких часов (до поздней ночи) разбирали отчеты уполномоченного о проделанной работе и финансовый отчет ревизионной комиссии. Без трений и конфликтов не обошлось, но в результате были согласованы дополнительные правила функционирования самоуправления: чаще собираться, регулярно вывешивать финансовые отчеты. Доказательством, что в этом доме есть главный элемент устойчивости сообщества -доверие, — может служить тот факт, что собираемость платежей достигла почти 100% (деньги за жилищные услуги собирают старшие по подъездам).
Отрицательной стороной ситуации в этом доме является то, что уполномоченная дома обладает слишком большими полномочиями и подавляет инициативу снизу. При этом старшие по подъездам вместе с уполномоченной по дому постигают азы дипломатии — учатся сглаживать конфликты и налаживать со всеми отношения.
Наконец, в четвертом доме, где члены инициативной группы после долгих обсуждений выбрали такую форму, как Общественный совет дома, наибольшее внимание уделяется утверждению правил самоуправления. Общественный совет дома — это неформальный (незарегистрированный) коллективный орган, в который входят представители всех подъездов (больше 20 человек). Все его члены были избраны на собраниях подъездов и на общем собрании дома. Причем в совет входят не только собственники. «Ведь квартиросъемщики тоже живут в доме, они же могут участвовать в его управлении», — объясняют члены инициативной группы. Члены совета собираются часто — почти каждую неделю, и у каждого есть своя специализация и сфера ответственности. Кроме того, активисты целенаправленно пытаются вовлечь в процесс самоуправления как можно больше жильцов. Они ориентированы на следование букве закона и пытаются заставить выбранную ими обслуживающую фирму (ЖЭК) действовать строго в рамках договорных отношений. Их собрания похожи на военный совет: они долго обсуждают каждый шаг, чтобы не совершить ошибку и действовать максимально эффективно, — обдумываются стратегия, тактика, способы ведения переговоров.
Таким образом, на наш взгляд, жилищные активисты больше всего обращают внимание на три элемента: формирование основанного на доверительных отношениях и участии в общем деле дома соседского сообщества, восстановление дома и борьбу за признание своих прав внешними факторами.
Конечно, в первую очередь активисты занимаются восстановлением своих домов. В половине интервью они говорят о трубах, стояках, крыше, подъездах. Это нелегкое дело, особенно для тех, кто не имеет опыта, однако результат оправдывает усилия — состояние всех домов после перехода на самоуправление улучшилось.
Активисты тратят много сил на улучшение социального климата в доме: стараются сгладить конфликты между жителями, найти компромиссы: «с людьми надо работать, а не ругаться». Они используют гибкий подход к неплательщикам: «рано или поздно они сами поймут», «если есть проблемы в этом месяце, то заплати в следующем!» Активисты стремятся установить доверительные отношения с жителями и между жителями -например, особое внимание они уделяют тому, что у них «все прозрачно», «все документально оформлено». «Любой может прийти и проверить, сколько было собрано, сколько потрачено и на что». Вознаграждением за свой труд они считают то, что жители «стали говорить спасибо», «стали уже сами что-то делать, проявлять инициативу».
О третьем аспекте — взаимоотношениях с внешними агентами -мы уже достаточно подробно говорили выше. Напомним лишь, что войнас мэрией за получение бюджетных денег для капремонта продолжается, непрерывно идут конфликты с ЖЭКом или с коммунальными службами — и всем этим также занимаются активисты, для которых уже не стоит вопрос, надо им это или нет, у которых уже укрепился активистский
фрейм.
Фрейм завзятых активистов: основные характеристики. Рассмотрим некоторые характерные установки фрейма долгосрочных активистов, которые мы сформировали на основе интервью и бесед с ними.
1. Завзятые активисты противопоставляют «нас» (активистов) остальным,
при этом возможна ностальгия по прежней спокойной и простой жизни обывателя, «На основную массу жителей мы не возлагаем особенных надежд, мы
выбрали в совет самых активных и способных и доведем дело до конца», «Те,
кто регулярно приходит на собрания, они уже вроде бы активисты».
2. Активистская деятельность становится частью своего «я»: о себе они говорят как об активистах, заявляют, что «тяжело, конечно, но без этого было
бы уже скучно».
3. Они часто употребляют местоимение «мы», причем в контексте «мы можем» и «мы должны». «В общественный совет дома входят представители
от всех подъездов. Мы собираемся часто, каждый раз, когда необходимо, но
каждое решение мы обязательно принимаем все вместе. Единолично решение
не принимается», «Это наше общее имущество, надо о нем заботиться»,
«Удивительно, но мы смогли самостоятельно содержать наш дом и мы нача
ли его восстанавливать».
4. Долгосрочные активисты идентифицируют себя с коллективом жильцов. «Дом у нас — это одна большая семья», «Мы уже знаем наших людей, знаем все их разборки».
5. Они ценят такие явления, как взаимопомощь и солидарность, часто с радостью отмечают: «Соседи, мужья помогают, поддерживают»,
6. Завзятые активисты меньше, чем ситуативные, боятся ответственности.
Они ведут себя более уверенно, проникаются чувством собственной правомочности (права на что-то влиять). «Это налагает на нас обязательства, конечно, мы должны ответственно относиться друг к другу»,
7. Они выходят за пределы частных интересов (ограниченных рамками
семьи) и живут общими интересами жителей дома. «Свой дом — это уже как
своя квартира», «Мы вынуждены объединяться, и каждый должен, заботиться о доме в целом, об общих местах», «Мы привыкли, что все общее и не наше,
теперь поняли, что общее-это наше».На этапе перехода к фрейму долгосрочной активности противодействие со стороны третьих лиц и внутренних противников хоть и теряет силу, но не нивелируется совсем. Человек меньше обращает на него внимания (он сосредоточен на других аспектах), чувствует себя увереннее и в большей степени готов ему противостоять.
Примером того, как завзятые активисты относятся к внутренним контрагентам, служит спокойная реакция жилищных активистов на принципиальных неплательщиков и скептически настроенных жильцов. Иллюстрацией отношения к внешним акторам является пример того, как активисты астраханского «Союза жителей» восприняли новость, что дома в НУ не могут быть включены в список домов-претендентов на государственное финансирование капремонта. На собрании союза, состоявшемся сразу после принятия закона о создании Фонда содействия реформе ЖКХ (№185-ФЗ от 21 июля 2007 года), активисты не показали никаких признаков отчаяния или разочарования, а наоборот, выразили гнев и заявили о намерении бороться. В обоих случаях большую роль играет наличие поддержки, чувство принадлежности к сплоченному коллективу или активистской сети.
Тем не менее, обывательский фрейм остается привлекательным и удерживает в себе большинство жителей. Он более привычен и «нормален», более «общественно признан», тогда как активистский фрейм все еще остается маргинальным. Несомненно, в Астрахани житель может вполне комфортно чувствовать себя в роли активиста, но это далеко не общая ситуация по стране.
Что может обеспечить устойчивость активистского фрейма? На основе исследования, проведенного в Астрахани, можно выделить следующие условия:
1. Продолжительность -долгосрочное участие человека в процессе самоуп
равления.
2. Доверие — ощущение активистом доверия к себе со стороны жильцов,
его доверие к жильцам.
3. Утверждение (гай/гсайоп) — ощущение активистом благодарности или
признания со стороны жильцов.
4. Регулярность и постоянство взаимоотношений с другими активными жителями дома — частое общение, тесные межличностные связи между жильцами.
5. Участие в коллективной разработке правил самоорганизации и самоуп
равления.6. Наличие коллективного органа управления (совет дома, домком, объединение старших по дому и так далее), который отличается от инициативной
группы тем, что это уже не временный и неформальный коллектив, а также
эффективное и демократичное (высокая степень прозрачности и открытости) функционирование этого органа.
7. Наглядные положительные результаты деятельности — моральное удовлетворение оттого, что дом лучше выглядит.
8. Достижение критической массы — противники самоуправления остаются в меньшинстве и находятся в изоляции.
9. Налаживание контактов с активистской сетью за пределами дома.
10. Улучшение социального климата в доме (снижение противоречий между обывателями и активистами), которое приносит чувство комфорта в среду обитания и активистской деятельности. Здесь большую роль играют поведенческие стратегии самих активистов: насколько они стремятся убеждать
соседей, сглаживать внутренние конфликты.
11. Соучастие — причастность каждого жителя к самоуправлению, вовлеченность в конкретную деятельность и внесение своего вклада.
12. Повышение статуса — превращение домохозяек или ничем не примечательных жителей в активистов, имеющих определенный авторитет.
13. Эмоциональный заряд — положительные эмоции, которыми богата активистская деятельность.
14. Борьба с препятствиями, создаваемыми властью, коммунальными службами, ЖЭКом и так далее. Сопротивление объединяет участников, затрудняет их уход из активистской деятельности (трудно покинуть поле борьбы, оставить других без поддержки).
Очевидно, что все вышеуказанные элементы в реальной жизни никогда вместе не встречаются (иначе в стране было бы уже мощное и массовое жилищное движение). Однако некоторые из них в разных комбинациях всегда в той или иной степени присутствуют у того или иного сообщества. Так не бывает, чтобы человек линейно и механически прошел путь от обывателя к активисту. В зависимости от конкретной ситуации, комбинации этих условий и жизненного опыта человека перечисленные выше условия будут действовать по-разному. Понятно и то, что переход от первого этапа активизации ко второму может не произойти, — наоборот, возможно возвращение к исходному или промежуточному состоянию.
Процесс рефрейминга не является линейным: на каждом шагу существует возможность вернуться к прежнему обывательскому фрейму. Сила притяжения изначальной схемы уменьшается в зависимости от того, как давно человек занимается общественной деятельностью и насколько он вовлечен в эту деятельность. Тем более что на каждом этапе на него сильное влияние оказывают как окружающая среда, так и внутренние препятствия. Сила их противодействия уменьшается вместе с укреплением активистского фрейма, но маловероятно, что когда-либо она будет
сведена к нулю.
В итоге самыми значимыми условиями институционализации активистского фрейма мы считаем следующие: наличие коллективного органа управления и формирование коллектива с высокой степенью солидарности.
В Астрахани жители сплотились благодаря самоуправлению. Вот что сейчас они говорят о социальном климате в доме:
1. «Недоверия абсолютно нет».
2. «Войной друг на друга шли, а теперь просто никаких претензий больше
нет, все дружны».
3. «Недоверие было вначале, потому что мы не знали друг друга до того,
как приняли дом, а сейчас мы все как одна семья. Ведь мы себе помогаем и помогаем друг другу».
4. «14 лет здесь живу, не знала, как соседей по площадке зовут, заново узнаем людей, а среди них многие замечательные люди».
5. «Сердце и душа поют, как мне приятно сейчас в доме».
На наш взгляд, залог успешности и устойчивости активистских практик -в прочности и обширности горизонтальных связей между соседями и в формировании сообщества жильцов. В исследованных нами домах в Астрахани такое сообщество уже сложилось, а горизонтальные связи были хорошо развиты. Этому способствовали совместные действия жителей по восстановлению дома, наличие коллективного органа самоорганизации, объединение усилий перед лицом внешних «враждебных сил», а также целенаправленная деятельность активистов по развитию культуры доверия. Для производства и особенно для распространения этой культуры, как это установлено теорией коллективных действий, необходимо, чтобы фрейм-деятельность активистского сообщества включала в себя и «культурный фрейминг» (усилия по экспорту этой культуры). Учитывая тот факт, что во многих домах происходит процесс подтягиванияновых жильцов к общему делу дома, а также то, как развивается жилищное движение (в форме «Союза жителей» и просто сетевых связей между самоуправляющимися сообществами), мы можем предположить, что в настоящее время идет процесс экспорта активистского фрейма.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta