Оценки забастовки

3. Рядовой участник: «Главное — поддержка. Такое чувство, когда ты видишь,
что выходит целиком бригада, отдел. Очень впечатляюще смотрится».
4. Рядовой участник: «…/Участвовали в забастовке], по-моему, около 80%..
То есть, достаточно сплоченный коллектив был. Да он и сейчас сплоченный,
почему был? Ну, между рабочими, я не говорю о тех, кто наверху (ироничес-
ки смеется). •• В моей бригаде практически все участвовали в забастовке, не
считая тех, кто новенький».
Здесь неважно, действительно ли 80% работников участвовали, действительно ли коллектив был таким сплоченным, важно впечатление, которое сохранилось у рабочих, что они все как один, за редким исключением, вышли и показали начальству, чего они стоят. И это достижение, несомненно, стоит хотя бы отчасти (сам процесс активной борьбы тоже сплачивает) приписать профкому, который сумел все время, пока шла забастовка, поддерживать дух общности.
Что касается результатов забастовки, то среди случайных опрошенных не нашлось ни одного человека, который выразил удовлетворение достигнутым результатом. По их словам, все голосовали за продолжение забастовки и против принятия предложений администрации. Послушаем аргументы: «Это не результат, это какие-то подачки»; «Мы бастовали за какие-то конкретные вещи, нам дали какую-то подачку, извините, за что я тогда бастовал месяц?» Рассуждение примерно у всех одинаково: мы потратили столько сил и денег, а требования были только частично удовлетворены. Здесь прослеживается рациональный прагматизм у большинства забастовщиков: они бастовали не просто за абстрактные идеалы, а за конкретное повышение зарплаты. Соответственно, они соизмеряют потраченные средства и достигнутую цель и приходят к выводу о том, что игра не стоила свеч. Никто из них не говорил, что жалеет об этом, — опыт сам по себе ценен, но они разочарованы, можно даже сказать, ущемлены в чувстве своего достоинства.
Однако, и этот момент — показатель силы коллектива, они все выразили полное понимание необходимости подчиниться мнению большинства: «Я была против [принятия предложений администрации], но я подчиняюсь решению приостановить [забастовку], поскольку так решило большинство рабочих»; «Я голосовал против, но люди посчитали по-другому. Это их право, это их мнение, правда?» Только один участник забастовки (по данным интервью) реагировал по-другому: он собирается по-кинутъ завод, «раз здесь не хотят нормально платить». Но у этого работника есть другие, более индивидуальные мотивы уволиться, личные счеты с начальством.
Отсюда следующий вывод: коллектив вышел укрепленный и сплоченный из забастовки, несмотря на внутренние разногласия. Во многом помогла разрешить внутренние конфликты в пользу общей позиции стратегия профсоюза, который постоянно организовывал дискуссии и — по всем важным проблемам — тайные голосования. Такое голосование смягчает давление со стороны наиболее активной части коллектива и позволяет быть более свободным в своем волеизъявлении. В контексте забастовочной ситуации на «Форде» тайное голосование отнюдь не имело таких последствий, которые оно имеет в целом в обществе. Люди голосовали не изолированно друг от друга, а в конкретном контексте, где играет роль общий настрой, а также эффект подражания. Таким образом, многие соизмеряли свои личные интересы с интересами коллектива в целом, и было стремление к общим интересам. Ведь несколько раз подряд в течение месяца люди голосовали за продолжение забастовки. И только спустя месяц, когда многие опустили руки, было решено приостановить забастовку, несмотря на то что большинство было обеспечено неучасгниками забастовки, которые тоже голосовали. Отметим, что среди участников забастовки большинство голосовало за продолжение забастовки, однако профком, а за ним и активные члены профсоюза подчинились общему настрою, именно во имя спасения коллектива.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta