Политика: мыслить политически, говорить аполитична?

Выход на политику считается многими теоретиками наивысшей стадией обобщенности интересов и взглядов, когда речь идет уже о проекте преобразования всего общества. Как активисты «Форда» воспринимают политику и насколько они ею занимаются или готовы заниматься? По нашему ощущению, позиция активистов в этом вопросе сочетает рациональную оценку нынешней политической системы и адекватную оценку своих собственных сил и возможностей.
В отношении существующей сегодня в стране политической системы ни у кого нет иллюзий, что она каким-то образом отвечает требованиям и стремлениям таких движений, как зарождающееся профсоюзное движение. Первая реакция активистов, когда речь зашла о политике:
«Это неинтересно»; «Ну, вообще политики я особенно не касался. Не очень мне это все интересно. У нас в стране какая политика? Все на выборы, а кого изберут — известно уже давно. Ну, все это неинтересно, скучно»; «Политика, да что такое политика здесь, одна коррупция и издевательство над народом!»
Тем не менее — и это касается не только самых завзятых активистов — есть ощущение, что многие активисты занимаются именно политикой, сами того не осознавая. Мы уже упомянули выше самый, на наш взгляд, потрясающий пример. Один из рабочих, участвовавший в забастовке от начала до конца, постоянно повторял слова «рабочий класс», «капитал», «классовая борьба». При этом на вопрос социолога, не занимается ли он случайно политикой, он удивился и ответил: «Я? Нет, я совершенно аполитичен!» Хочется сформулировать мысль следующим образом: активист мыслит политически, но говорит аполитично (а политик мыслит неактивистски, но говорит политически?).
Что касается завзятых активистов, которые уже начали думать о политике, они считают, что профсоюзу стоило бы заниматься политикой и ставить перед собой более, общие цели, но очень осторожно (не в ущерб профсоюзной деятельности) и независимо от всяких партий. Приводим две цитаты.
«Я считаю, что профсоюз должен заниматься политикой. Это мое личное мнение, потому что нельзя будет делать какие-то изменения, если профсоюз не будет этим заниматься. Но я считаю, что профсоюз не должен состоять, ни в какой партии, он должен быть отдельно. Если профсоюз присоединится к какой-то партии, он будет вынужден поддерживать только ее позицию, и это будет очень сложно, А если он будет отдельным, то есть не отдельной политической структурой, а отдельными людьми, которые будут воздействовать, я думаю, да, от этого будет толк. <...> Профсоюз должен участвовать в политических действиях, занимать какую-то политическую позицию, выдвигать какие-то политические требования. И люди от профсоюза должны представлять профсоюз в политике, сидеть в Госдуме, например. Но чтобы они представляли именно профсоюз, а не партию».
«С одной стороны, я считаю, что не должен [профсоюз заниматься политикой]. Потому что, когда начинается решение каких-то более серьезных вопросов, более мелкие вопросы, такие как, например, увольнение рабочего, отходят на второй план, С другой стороны, может быть, и стоит. Потому что, если будет выход на какую-то законодательную власть, это развяжет руки, даст больше возможностей. То есть я не знаю, и да, и нет. Сложно сказать»,
Мнения весьма умеренны и осторожны: с одной стороны, занятие политикой может дать ресурсы и возможность добиться более значительных социальных изменений, но, с другой, это может ослабить профсоюз или поставить его в зависимость от политических игр. Так: что пока на деле профсоюзные активисты политикой не занимаются, они сначала укрепляют собственный профсоюз и профсоюзное движение в целом («Пока нет, мы этим не занимаемся, нам бы сначала на заводе разобраться»). По нашей оценке, это очень рациональная позиция с учетом российских реалий: пока профсоюзное движение не выросло до уровня самостоятельного политического актора, участие в политике несет с собой больше риска, чем пользы.
Одним из самых политизированных профсоюзных активистов является Алексей Этманов, так сказать, по роду деятельности (он же отвечает в профсоюзе за внешние связи). Кроме того, он почти уже стал узнаваемой, фигурой общественно-политического поля федерального уровня. Вот его позиция относительно политики и профсоюзов:
«Уверен, что к политике мы, профсоюзы, придем. Рано или поздно, но сама логика жизни заставит это сделать. Во всем мире профсоюзы, так или иначе, связаны с политическими партиями, где-то больше, где-то меньше, это естественно… Дамы и сейчас не изолированы от политики. Нам помогали разные партии. Я сам лично беспартийный, но на предстоящих президентских выборах я буду голосовать за Геннадия Андреевича Зюганова и этого не скрываю <...>. Мы входим в Комитет солидарных действий, куда входят многие левые организации. <..,> Закономерности взаимоотношений между рабочим и работодателем при капитализме раскрыты именно Марксом. И вполне естественно, что ближайшими союзниками из числа политических организаций для нас являются левые, коммунистические партии. А что касается революционности, большевизма нынешних российских рабочих, то здесь я могу привести в пример нашу профсоюзную организацию: у нас есть и те, кто голосовал за «Единую Россию», и сторонники КПРФ. Есть и те, кто настроен более радикально, так сказать, большевики. Сейчас расслоение в обществе слишком велико, и те структуры, которые стоят наверху, всех нас плющат, пытаются раздавить. Поэтому сегодня для нас главное — быть вместе». — Тем более, как он отмечает дальше, что власть в лице «Единой России» явно пытается раздробить движение: «Они пытались урегулировать конфликт без излишней шумихи, чтобы оставить наш профсоюз на уровне одного предприятия. Но это у них не получилось, потому что мы изначально планировали выходить на масштабный межрегиональный уровень».
Здесь Этманов излагает идеальный образ массового социального движения, каковым оно является в теории и каковым оно отчасти является в западных обществах. Социальные движения занимаются политикой в той мере, в которой они стремятся преобразовать общество. Они стоят на левых позициях, поскольку именно левые партии поддерживают социальные движения и обычно разделяют те ценности и идеологические принципы, к которым апеллируют социальные движения. Однако они сами как таковые не превращаются в партию и не вливаются в партию, а становятся самостоятельными общественно-политическими акторами. Б России, как отмечает сам Этманов, до воплощения модели в жизнь еще далеко, но «рано или поздно»… А сейчас самая главная и срочная задачадля активистов — консолидация разрозненных сил, объединение, установление связей между профсоюзами разных предприятий и разных регионов. А этому как раз препятствует власть. По итогам предыдущих исследований мы уже пришли к выводу о том, что самые действенные препятствия активизации — противодействие консолидации и установлению горизонтальных связей. Судя по всему, без помощи социологов и теоретиков активисты «Форда» это поняли и предпринимают, все усилия, для преодоления разрозненности.
Подвести итоги данного анализа, основанного, как хочется верить, на тонком изучении внутреннего мира людей и их повседневной деятельности, почти невозможно, слишком много разных оттенков и точек зрения. Именно поэтому, а также из-за того, что автор был потрясен тем, что увидел и услышал на «Форде», заметки с поля превратились в настоящий трактат.
Из всех знакомых нам примеров случай с «Фордом» нам кажется уникальным, причем далеко не только для России (но тем более для России). Это пример того, как с нуля или практически с нуля образуется совершенно новая, мощная, широкая и привлекательная активистская культура. Это пример удивительного профсоюза, который был фактически создан людьми без профсоюзного опыта и который стал образцовым органом координации действий, самоорганизации, активизации и солидаризации основной части коллектива. Это пример активистов, которые, не крича об этом, бросают самый убийственный вызов сложившейся общественной и политической системе.
Понятно, что на «Форде» произошло достаточно благоприятное стечение самых разных обстоятельств. Некоторые скептики скажут, что там, мол, предприятие иностранное, да и коллектив небольшой. Но обстоятельства надо еще уметь использовать — и именно в этом гениальность фордовских активистов. Кроме того, в ходе анализа достаточно подробно описаны многочисленные условия и факторы, не зависящие от внешних или случайных обстоятельств. Так что модель вполне годится для других коллективов.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta