Азиатский департамент

Азиатский департамент с его комплексным охватом политических и неполитических вопросов (считалось, что на Востоке все дела — политические) постепенно превращался в своего рода «мини-министерство» в составе МИД, где формировались мнения и готовились решения по всему комплексу, отношений России со странами не только ему подведомственными, но и европейскими, поскольку это касалось их колониальной политики. Взгляд на проблемы европейской политики России через призму соперничества этих держав на колониальной периферии способствовал появлению у руководства Азиатского департамента склонности к самостоятельной, так называемой «департаментской политике», шедшей зачастую вразрез с линией руководства министерства.

Негативное значение имело отсутствие специального органа для коллегиального обсуждения внешнеполитических проблем и принимаемых на министерском уровне решений; Совет МИД как совещательный орган при министре был фактически отстранен от участия в политической работе ведомства. Главной его функцией был прием дипломатических экзаменов у поступавших на службу в МИД.

Централизованный бюрократический стиль руководства ведомством определял и механизм принятия решений: министром и двумя-тремя его ближайшими соратниками, за плотно закрытыми дверями, без протокола обсуждения и письменного оформления его результатов. Принятое руководством МИД то или иное решение фиксировалось в официальных документах ведомства. Оно могло идти на утверждение царя или являлось промежуточным, поскольку подлежало согласованию и дальнейшему обсуждению в рамках Особых совещаний или других высших органов государственного управления.

Заграничные дипломатические и консульские представительства России не играли большой роли в принятии внешнеполитических решений, являясь главным образом источниками разнообразной информации и основными звеньями в осуществлении принятых решений. Взаимоотношения центрального аппарата МИД с представительствами за границей строились в духе беспрекословного подчинения послов и посланников столичному начальству, о чем они с горечью впоследствии писали в своих мемуарах. В этом проявлялся не только начальственный снобизм высшей царской бюрократии, убежденной в том, что она лучше понимает государственные интересы, но и недостаток опыта дипломатической работы за границей некоторых министров и их заместителей, а также и руководителей департаментов, прошедших все ступени своей карьеры в родном ведомстве на Мойке у Певческого моста.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta