Церемония объявления войны

Днем 27 января 1904 г. в Зимнем дворце состоялась церемония объявления войны. После молебна в дворцовой церкви в зал, где собрались высшие сановники, офицеры гвардии и столичного гарнизона, «вошел Николай II в скромном пехотном мундире и с обычным безразличным ко всему видом. Все заметили только, что он был бледен и более возбужденно, чем всегда, трепал в руке белую перчатку.

Повторив известное уже всем краткое сообщение о ночном нападении на нашу Порт-Артурскую эскадру, он 1акончил бесстрастным голосом: ”Мы объявляем войну Японии»1. Раздалось казенное «ура», прокатившееся эхом по бесчисленным залам дворца. Министерство иностранных дел довело принятое решение до сведения других государств. Жители России узнали о случившемся из царского манифеста.

Военно-политическая программа царизма. Как уже говорилось, накануне войны в правящих кругах России не было единства относительно задач дальневосточной политики. Размашистому ан- нексионизму безобразовцев противостояли более умеренные программы С.Ю. Витте, В.Н. Ламздорфа и отчасти А.Н. Куропаткина.

После нападения Японии раздраженный царь заявил Ламздор- фу, что война будет вестись до решительного конца и результатом ее должна стать полная нейтрализация империи микадо, «так чтобы она не могла больше иметь ни войска, ни флота». На это министр осторожно возразил, что России следовало бы при будущем мирном урегулировании проявить разумную сдержанность, иначе она столкнется с коалицией или международным конгрессом, как это случилось в 1878 году. Ламздорф считал достаточным ограничиться закреплением довоенных позиций России в Маньчжурии и изгнанием Японии из Кореи. Николай II сослался в ответ на общественное настроение, не позволяющее быть снисходительным в отношении наглого обидчика.

Выявившиеся расхождения с Ламздорфом побудили царя взять решение вопросов о будущем мире в свои руки, не перепоручая их МИД. Материалы для него готовили безобразовцы А.М. Абаза и К.И. Вогак. В обычном порядке, на межведомственном совещании при МИД, обсуждалось лишь будущее экономических предприятий на Дальнем Востоке.

Первые военные неудачи не оказали на Николая отрезвляющего влияния. В сентябре 1904 года в письме к наместнику и главнокомандующему вооруженными силами на Дальнем Востоке Е.И. Алексееву он высказал мнение, что «единственное осязаемое вознаграждение» за такую войну заключается в присоединении Маньчжурии, так как Корея «малоценна», а рассчитывать на получение контрибуции «с разоренной» Японии не приходится.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta