Дружественное предупреждение

«Дружественное предупреждение» германского правительства очень походило на ультиматум и вызвало соответственную реакцию Сазонова: «Теперь у меня нет больше сомнений относительно истинных причин австрийской непримиримости». Пурталес протестовал против такого истолкования, и собеседники расстались весьма холодно.

Когда Николай II позвонил Сазонову и сообщил о примирительной телеграмме Вильгельма, министр рассказал ему о втором визите Пурталеса и подчеркнул, что слова кайзера не согласуются с инструкциями послу. Царь обещал тотчас телеграфировать в Берлин, чтобы разъяснить это противоречие. Он позволил, однако, Сазонову незамедлительно встретиться с Сухомлиновым и Янушкевичем, добивавшимися решения по вопросу о мобилизации.

Совещание этой троицы происходило в кабинете начальника Генерального штаба. В соседней комнате ожидали генерал-квартирмейстер Ю.Н. Данилов, генерал Н.А. Монкевиц и помощник начальника Канцелярии МИД Н.А. Базили, чтобы немедленно привести в исполнение принятое решение. К моменту заседания психологическая обстановка еще более накалилась: поступили известия о бомбардировке австрийцами Белграда. Министрам и начальнику Генерального штаба предстояло решить вопрос, производить ли частичную мобилизацию против одной Австро-Венгрии, на что имелось согласие Совета министров и царя, или сразу общую, которая требовала утверждения Николая II.

По свидетельству Сазонова, он застал Сухомлинова и Янушкевича в состоянии крайней тревоги. Оба они считали сохранение мира далее невозможным, видели главную угрозу в Германии и настаивали на немедленной мобилизации всех сухопутных и морских сил. В противном случае, полагали они, Россия безнадежно запоздает с мобилизационными мероприятиями и войну можно заранее считать проигранной. Сазонов спросил, доложено ли об этом мнении царю. Генералы ответили, что, хотя Николаю II в точности известно положение дел, им пока не удалось получить разрешения на всеобщую мобилизацию. Они просили Сазонова постараться убедить царя, находившегося в Петергофе, по телефону. После некоторых колебаний министр согласился взять на себя эту миссию. В состоявшемся разговоре ему удалось преодолеть сомнения Николая II и получить его согласие на общую мобилизацию. Генералы добились наконец своего и были удовлетворены.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta