Германская сторона

Эта рекомендация служила для Сазонова ориентиром в Потсдаме.

Бетман-Гольвег и Кидерлен-Вехтер вернулись к проблемам блоковой политики. Сазонов на этот раз по совету посла в Берлине вел себя более осторожно и воздержался от обещаний, касавшихся отношений с Англией.

Германская сторона заявила, что она не преследует в Персии никаких политических целей, но добивается свободного доступа на персидский рынок. Сазонов выразил готовность не ставить препятствий германской торговле. Результаты переговоров о железнодорожном строительстве в Северной Персии не были зафиксированы в письменной форме. Отчеты, составленные русским министром и германским канцлером, освещают их несколько по-разному. Видимо, русская сторона все же дала принципиальное согласие на постройку линии Тегеран—Ханекин в обмен на отказ Германии от получения концессий в Северной Персии.

Встреча в Потсдаме не устранила напряженности в отношениях между Россией и Германией и подтвердила наличие существенных противоречий между ними на Ближнем и Среднем Востоке. Официальная оценка встречи обеими сторонами была все же благоприятной, Правящие круги как России, так и Германии считали, что получили необходимый задел для дальнейших переговоров в соответствии со своими задачами.

Петербург проявлял склонность к урегулированию локальных ближне- и средневосточных вопросов. Ему импонировало германское обещание сдерживать австрийскую экспансию на Балканах, но платить за него сменой блоковой ориентации он не хотел. Подход Берлина был другим. Там стремились прежде всего расшатать и подорвать Тройственное согласие. Поэтому германская дипломатия настойчиво домогалась письменного документа, который фиксировал бы обязательство России не поддерживать Англию в обмен на аналогичное обещание Германии в отношении политики Вены на Балканах. Кидерлен-Вехтер писал Пурталесу, что русская гарантия в отношении Англии является альфой и омегой всего соглашения и должна внести разлад между партнерами по Антанте. Однако осуществить этот замысел Берлину не удалось. Сазонов всеми способами уклонялся от письменного соглашения. Стало ясно, что правительство России не пойдет на сделку, подрывающую Тройственное согласие. Германской дипломатии пришлось довольствоваться напоминанием Сазонову, что царь уже обещал Вильгельму II не поддерживать враждебную Германии политику Англии23. В дальнейшем русско-германские переговоры сосредоточились на ближне- и средневосточных сюжетах.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta