Готовность пойти навстречу

Сразу по получении известий о начале Турцией военных действий (первое нападение турецких военных кораблей на Одесский порт было совершено в 3 часа утра 29 октября) Сазонов заявил английскому послу Бьюкенену, что выступление Турции поставит на очередь ближневосточный вопрос в целом и повлечет за собой окончательное решение вопроса о проливах. Английская дипломатия довольно быстро выразила готовность пойти навстречу пожеланиям царского правительства и принять на себя соответствующие обязательства, оформив их соглашением,

Позиция Англии отчасти объяснялась ее опасениями в связи с возможностью отвлечения значительной части русской армии на кавказский театр. В какой-то мере эти опасения сознательно поддерживались и самой царской дипломатией.

Спустя несколько дней после начала военных действий Турцией, 6 ноября 1914 г., Сазонов поставил лондонский кабинет в известность о предстоящих операциях Кавказской армии. Это сообщение застало западных союзников в тот момент, когда Англия и Франция едва оправились от “бешеной атаки” германской армии во Фландрии, в направлении Дюнкерка и Кале, угрожавшей окружением и уничтожением английского экспедиционного корпуса. Опасность эта к тому времени еще не миновала93. Союзное командование рассчитывало на русское наступление в Польше, куда ожидалось прибытие свежих сибирских корпусов. В Лондоне опасались, что эти подкрепления могут быть направлены не на германский фронт, а на турецкий.

Английское правительство серьезно опасалось также, как бы не дрогнула Франция под мощным натиском германских полчищ94. Да и в самой Англии еще не избавились от первоначального испуга. Все это побуждало британскую дипломатию проявлять особую предупредительность в отношении России, на которую возлагались тогда основные надежды.

Принимались в расчет и другие немаловажные соображения — собственные аппетиты Англии в отношении турецких владений. Тут следовало заручиться благоволением царского правительства, а оно с “особым удовольствием” пошло навстречу английским притязаниям “ввиду последовавшего со стороны Англии согласия на разрешение вопроса о проливах и Константинополе”95. Щедрые авансы царизма были тем более оценены в Лондоне, что Франция не изъявляла той же готовности санкционировать английские притязания.

Выразив готовность решить судьбу Константинополя и проливов “не иначе, как сообразно с интересами России”, английская дипломатия стремилась, однако, отложить официальное оформление соответствующего соглашения до разгрома Германии и ее союзников.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta