Идея русско-турецкого сближения

Царя весьма заинтересовала идея русско-турецкого сближения, и он просил Чарыкова представить более развернутые соображения по этому вопросу.

На следующий день временно управляющий МИД развил свои мысли о соглашении с Турцией в виде доклада. Чарыков предлагал договориться с турецким правительством о защите на предстоящей конференции общих интересов. При этом Россия могла бы поддержать целый ряд пожеланий Турции: о немедленной эвакуации Австрией Новобазарского санджака, о пересмотре ст. 29 Берлинского трактата, ограничивавшей суверенитет Турции над Македонией, о пересмотре ст. 61 того же договора, ограничивавшей суверенитет Турции над армянскими областями в Малой Азии, об отмене режима капитуляций в Османской империи и об упразднении иностранных почтовых учреждений в Турции. Наконец, Россия отказывалась от остатков причитавшейся ей контрибуции. Со своей стороны, турецкое правительство обязалось бы: 1) не возражать против провозглашения Болгарии независимым королевством; 2) в случае согласия держав — не отвергать открытия проливов для военных судов России и других черноморских стран при соблюдении абсолютной безопасности турецкой территории и сооружений по соседству с проливами. Николай II целиком одобрил замысел Чарыкова.

После этого проект был сразу доведен до сведения Турции.

26   сентября посол Порты Турхан-паша сообщил о согласии его правительства принять русский проект за основу для соглашения, внеся в него некоторые изменения и дополнения. Добавлялась также оговорка, важность которой в царском МИД недооценили: пожелание обеспечить этому проекту поддержку со стороны Англии и Франции.

Чарыков счел поправки «нестрашными» и видел в ответе лишь то, что хотел увидеть, — против русской «формулы о проливах Турция не возражает». Он поспешил, дол ожить царю, будто вместе с заверениями, полученными Извольским, переговорами с Портой «сделан новый крупный шаг по пути мирного разрешения этого векового вопроса». Столыпину Чарыков также сообщил о получении «решительного известия». «Таким образом, — заключал он, — один из пунктов русской правительственной программы — сближение с Турцией — можно считать вступившим в период практического осуществления». В том же оптимистическом тоне сообщение о «согласии» Турции было передано в Лондон Извольскому36.

В действительности для оптимизма не было достаточных оснований. Порта заняла в вопросе о проливах двуличную позицию. Не отвергая прямо русское предложение, она сообщила о нем в Лондон и Берлин с указанием на свое отрицательное отношение.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta